Взрослая социальная сеть
Текстовая версия форума
Знакомства для секса Регистрация


Любимый город и его окрестности.

Текстовая версия форума: Болталка Северо-Запада



Полная версия топика:
Любимый город и его окрестности. -> Болталка Северо-Запада


Страницы: 1[2]

LuiSifer
Петербург до Петербурга
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 4. Нажмите для просмотра.

Прислушиваясь к плеску невской воды за бортом, Афанасий писал: «Великая река Нева свое хождение имеет быстротечно. От града Орешка тою рекою вниз судового пути 40 верст до града Канца». Только и успел святитель это занести на бумагу, да немного отдохнуть, как служка вежливо постучал в дверь: «Пора, отче, уже виден Канец…» Поднявшись на палубу, Афанасий увидел, что вдоль Невы, сколько хватало глаз, по левую и правую руку – густые, высокие леса.

И хотя сегодня от этих лесов ничего не осталось, не следует думать, что город Петербург основан на сплошных болотах с чахлыми, убогими кустами. Болот, особенно вдоль мелких рек и ручьев, конечно, хватало, но это были настоящие таежные топи с густым, толстым – по колено – пышнозеленым ковром из мхов. Ботаники относят места, на которых обосновался Петербург, к южной подзоне таежной зоны, протянувшейся от Балтики до берегов Тихого океана, с характерными для нее многолетними могучими елями и соснами, с таежным буреломом, болотами и присущей им фауной. А потому можно предположить, что самые первые здания и укрепления Петербурга возводились из леса, который в изобилии рос по берегам Невы. В «Журнале, или Поденной записке» Петра I есть запись о том, как 7 мая 1703 года были взяты на абордаж два шведских судна «Астрильд» и «Гедан», стоявшие на Невском взморье. Лодки с преображенцами прошли светлой ночью незаметно для шведов вдоль правого берега Невы, в тени густого леса, подступавшего к самой кромке воды («… поплыли тихою греблею возле Васильевского острова под стеною онаго леса»). И в других местах вдоль Невы еще долго стояли густые леса.

Уже давно развеяно представление о том, что берега Невы допетербургских времен были совершенно пустынными. На этой полноводной, судоходной реке никогда не замирала жизнь. Спору нет, на Заячьем острове, где Петр I начал возводить крепость, люди не селились – низкий берег здесь часто затопляла Нева. Но уже выше по течению реки, поодаль от ее низких берегов, стояли деревни и мызы, простирались поля, пастбища и огороды. Освоенными и заселенными были южный и восточный берега острова Койвусаари (будущий Петербургский), береговая линия Васильевского (Васильева, Хирвисаари), острова по Малой Неве, а также некоторые места будущей Адмиралтейской стороны.

Но раньше этих селений по среднему течению Невы вдоль берегов (от Нотебурга до Ниена) можно было увидеть еще более многочисленные деревни. Села и мызы были разные: от 1—3 дворов до нескольких десятков. Самые крупные из них – Гудилов-Хоф (ныне Усть-Славянка), Костина (ныне Рыбацкое), Вихтула, или «Виктори» (на месте которой была построена Александро-Невская лавра).

Местное население было пестрым – здесь жили водь, ижора, финны, русские, шведы, немцы. Включив в 1617 году Ингрию в состав королевства, шведы проводили политику вытеснения русского населения с завоеванных территорий (по подсчетам историка С.В. Семенцова, доля русских в общем составе населения Ингрии сократилась с 89,5% – в 1623 до 26,2% – в 1695 году). Уже по условиям Столбовского мира 1617 года русским дворянам, не желавшим становиться подданными шведского короля, предоставлялось всего 2 недели, чтобы покинуть пределы Ингрии. Вскоре после ее завоевания население, исповедовавшее православие, оказалось в тяжелом положении – шведские власти усиленно насаждали лютеранство, весьма суровую религию, не терпевшую конкуренции. Перешедшие в лютеранство православные получали налоговые и прочие льготы. Но многие предпочли перейти границу на русскую сторону и обосноваться на новгородской земле. Впрочем, были и другие русские: беглые крестьяне и холопы из Новгородского, Тверского и других уездов семьями и поодиночке переходили границу и селились «под шведом» – здесь было жить все-таки привольнее.

Ингрия стала подлинным колониальным заморским владением Швеции. Для поселения там короли вербовали немцев и голландцев, обещая им здесь столько земли, сколько те смогли бы освоить. Однако неприветливые, холодные места не особенно манили западных европейцев. Одновременно шведские короли охотно раздавали приневские земли и своим дворянам. Новые помещики строили здесь усадьбы, перевозили крепостных, что и предопределило перевес переселенцев в общей массе населения Ингрии.

К моменту появления в устье Невы русских войск в 1703 году земли, на которых вскоре начал строиться Петербург, были уже разделены между крупными шведскими землевладельцами.

Самые большие владения принадлежали управлявшим этим краем губернаторам. Бернхард С. фон Стеенхузен владел обширными территориями вокруг Ниеншанца, а усадебный дом его «Бьенкергольм-Хоф» стоял на острове Койвусаари (будущий Петербургский остров). Вдоль правого берега безымянной реки (ныне Фонтанка) и у «Малой речки» (ныне Мойка) располагались земли братьев Аккерфельт. Их усадьба стояла примерно в том месте, где теперь располагается Михайловский замок. Часть этого имения (та, что ближе к Неве) в середине XVII века отошла к немцу, моряку Эриху фон Коноу, который построил тут усадьбу Коносхоф (место, где Фонтанка вытекает из Невы). Фон Коноу, по-видимому, хозяин усердный и знающий, разбил в имении хороший сад (в 1704 году стал основой для Летнего сада). А еще ниже по Неве, на берегу, располагался дом Коноу (через нескольких лет на фундаменте этого дома будет построен Летний дворец Петра I).

Вообще, в Ингрии, крае суровом, жили люди независимые, своевольные. Шведский генерал-губернатор Ингрии, Йёран Сперлинг, не раз сталкивался с упрямством местных жителей, не хотевших платить некоторые налоги и дерзко жаловавшихся на его администрацию самому королю. Он писал в Стокгольм: «Народ здесь своенравный, как в сельской местности, так и в городах, и он, конечно, требует некоторого наказания».
LuiSifer
Петербург до Петербурга
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 3. Нажмите для просмотра.

Приближался вечер, солнце садилось в воду прямо по курсу ладьи, слепя глаза и не позволяя разглядеть уже приблизившийся Ниен. Хотя город уже угадывался – берега Невы становились все оживленнее, вдоль них и поперек Невы спешили лодки и небольшие парусные суда. Далеко по воде разносился колокольный звон. Он шел как будто с обоих берегов. Чуткое ухо священника отчетливо уловило, что справа, из Ниена, звонили на лютеранской кирке не по-нашему: тяжкий, тугой медный удар, несколько секунд тишины (пока колокол повернется вокруг своей оси), удар, и снова провал тишины. А слева звонили по-русски: непрерывно и мелодично – на большом и двух малых колоколах. Там виднелось ижорское православное село Спасское с деревянной церковью, с ее колокольни как раз и благовестили. В этот вечер никто не знал, что спустя год и церковь, и село канут в безвестность – с началом Северной войны, в 1700-м, шведы разберут церковь и снесут дома, чтобы строить тут земляной кронверк для защиты переправы через Неву. Да не достроят…

Ниен, или Ниеншанц (Невская крепость), был построен в 1632 году по указу шведского короля Густава II Адольфа у слияния Невы и ее правого притока, реки Охты. Раньше здесь стояла шведская крепость Ландскрона, возведенная в 1300 году военачальником Тергильсом Кнутсом. Однако вскоре дружина великого князя Андрея Александровича, сына Александра Невского, захватила крепость и разрушила ее сооружения. Затем тут возникло русское поселение Невское Устье, на смену которому и пришел Ниен, по-русски Канец. Чуть выше Ниена начиналась Выборгская дорога – единственная сухопутная связь с метрополией.

Крепость была небольшая и слабо вооруженная. «Канец земляной, небольшой, стоит на берегу реки Невы, на левой ее стороне. С другой стороны имеет малую речку (Охта. – Прим. автора) и от Невы-реки до малой речки снаружи имеет ров, очень большой и глубокий, не менее десяти сажен глубиной…» – свидетельствовал архиепископ Афанасий. Как же так – слабенькая, земляная крепость с маленьким гарнизоном в таком важном для обороны заморской провинции месте?

Впрочем, шведы хорошо понимали стратегическое значение дельты Невы, как, впрочем, и то, что крепости Ингрии стоят в неизменном виде с XVI века, а поэтому безнадежно устарели, обветшали и для обороны не годятся. Об этом не раз писал в Стокгольм Эрик Дальберг, крупный шведский фортификатор и инженер. Об укреплениях Ниеншанца он сообщал, что они «более вредны, чем полезны», и противник легко их захватит. Он также писал, что, взяв Ниен, русские «легко могут навсегда осесть в этом месте… и таким образом, не дай Бог, получат выход к Балтийскому морю, о котором они мечтали с незапамятных времен». Но советы Дальберга не были услышаны в Стокгольме, все осталось без изменений. Только в Нотебурге все строили и не могли достроить новую крепостную башню.

Почему же стокгольмские власти не спешили укреплять Ниеншанц и другие крепости Восточной Прибалтики? Может, у них там, в Военной коллегии, сидели русские шпионы или свои стратеги были беззаботны, а военные строители – вороваты? Нет. Генералы исходили из традиционной, оправдавшей себя во многих войнах великодержавной Швеции наступательной доктрины, согласно которой лучшим средством защиты собственных владений являлось не возведение крепостей, а стремительное наступление на столицы противника. Именно так действовали шведские короли со времен Густава II Адольфа и, надо сказать, почти всегда добивались успеха, сделав Швецию великой европейской империей, а Балтику – своим внутренним морем. Подобно своим предкам, действовал и тогдашний король Карл XII. (Забегая вперед, скажем, что с началом Северной войны ему сдались почти все столицы стран, объединенных во враждебный ему Северный союз: Дания, Польша, Саксония и Россия. Копенгаген пал в 1700 году, Варшава – в 1704-м, Дрезден – в 1706-м и на 1709-й «оставалась» только Москва.)

«К тому городу Канцу, – писал архиепископ Афанасий, – каждое лето приходят купеческие корабли, по 50, и больше, и меньше».

Действительно, место это было очень оживленным. И до шведской оккупации 1617 года здесь, на самой русско-шведской границе, шла пограничная торговля, собирались таможенные пошлины. Не изменилось положение и после прихода шведов. Современники отмечали, что Ниен жил в основном за счет приграничной торговли. И, действительно, торговля в устье Невы процветала весь XVII век. Основу ее составляли транзитные товары, которые везли с Запада в Россию и из глубины России на Запад.

На просторе широкой реки можно было увидеть не только челн «убогого чухонца», но и десятки шведских, голландских, английских, гамбургских кораблей, приходивших по Неве к Ниену за товарами. В 1691-м в Ниен приплыли 93 иностранных судна, из них 35 – русских. Они везли сюда и дальше, на Балтику, рожь, пеньку, поташ и другие традиционные русские товары. Для русских купцов отсюда начиналась прямая водная дорога в Стокгольм и другие порты Балтики, чем они и пользовались постоянно и беспрепятственно – не в интересах шведов было полностью перекрывать выгодную русскую торговлю. На берегах Невы и Большой Охты стояли вместительные лесные склады и хлебные амбары, возле которых и загружались иностранные корабли. Лес, пеньку увозили на верфи Голландии и Англии, а зерно (главным образом, рожь) – в Швецию, которая в те времена без ввозного хлеба обойтись не могла.

Местное население занималось в основном рыболовством, охотой, сеяло яровую рожь, овес, ячмень, хотя хлеб рос здесь плохо. Известно, что конец XVII века оказался очень трудным для местных жителей. В 1695—1697 годах восточную Прибалтику поразил неурожай, который привел к памятному в истории Швеции «Великому голоду» – массовой смертности, падежу скота, исходу людей в более хлебные места. Финский ученый С. Кепсу пишет: «Условия жизни в Ингерманландии на рубеже двух столетий были ужасными. Генерал-губернатор Отто Веллинг в своем письме в Стокгольм от 13 января 1700 года писал, что земля находится в запустении». На основе судебных дел Кепсу показал, как среди жителей распространилось мало встречавшееся раньше http://www.sexnarod.ru/cat/images/base_happy.gifпреступление – воровство из соседских амбаров. Зерно похищали «через щели в полу. В полах также просверливали дырки, из которых зерно бежало из ларя прямо в мешок. Ворами часто оказывались маленькие девочки и мальчики, которые могли пролезть в тесные пространства под полами. От голода люди были готовы на все, как, например, Ахвонен Пентти … который для того, чтобы добыть мясо, залез через крышу в коровник и задушил единственную корову Килкки Антти». Если в 1696 году численность населения приневских территорий составляла 66 тысяч человек, то в 1699-м сократилась более чем на треть…
LuiSifer
Петербург до Петербурга
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 3. Нажмите для просмотра.

Когда через несколько дней ладья архиепископа Афанасия отчалила от Ниена и вышла на простор Невы, чтобы взять курс на Стекольню, корабельщики на палубе весело галдели – вся устюжская рожь в больших бочках ушла по очень хорошей цене. Архиепископ же вновь вернулся к своим запискам: «От того города Канца идти вниз Невою-рекою до устья 12 верст. На устье той реки, в морском проливе, стоит остров Котлынь». И дальше записал, что на острове есть знаменитый котлинский камень: «великий, недвижимый силе человеческой. На том камне с русской стороны (на восток. – Прим. автора) изваян крест и начертан Великого государя герб с подписью славянскими буквами, на другой стороне того камня шведами тоже высечен герб короля шведского с подписью латинскими буквами».

…Так получилось, что вернуться из Стокгольма прежним путем архиепископу Афанасию не удалось – в августе 1700-го началась Северная война…

И хотя в первый свой год она громыхала далеко от Ниена, у стен Нарвы, куда и двинулась армия Петра I, жить в городе, а особенно вокруг него, стало опасно. Слабые силы шведского генерала Крониорта со штабом в Дудергофе были не в состоянии защитить материковую часть Ингрии, а коменданты Нотебурга и Ниеншанца – удержать под своим контролем все течение Невы. Разместившийся с двухтысячным отрядом в Старой Ладоге воевода П.М. Апраксин уже не давал шведам покоя от Ниена до Нотебурга. Он посылал в приневские места усиленные разведывательные диверсионные отряды, нападавшие на небольшие укрепления и мелкие группы противника, разорявшие жилье, захватывавшие пленных и угонявшие скот. 13 августа 1701 года на берегах Ижоры произошло сражение русского войска с отрядом Крониорта. Шведы потеряли около 500 человек и отступили к реке Славянке и Сарской мызе (ныне Царское Село) и вскоре, опасаясь быть отрезанными от основных сил, переправились через Неву на правый берег, бросив на произвол судьбы подданных короля на левом.

А потом началось великое наступление Петра I на Ладоге и Неве. Сосредоточенная в начале сентября 1702 года в районе Старой Ладоги 35-тысячная русская армия 27 сентября появилась под стенами Нотебурга, и осадная артиллерия начала обстрел крепости. После кровопролитного штурма 11 ноября гарнизон сдался.

Поздняя осень не позволила двинуться вниз по Неве к ее устью, но всем было ясно, что судьба Ниеншанца предрешена. Уже с середины марта 1703-го Петр, поселившись в Шлиссельбурге, стал спешно готовить войско к походу. 23 апреля оно двинулось вниз по Неве, по ее правому берегу и вскоре подошло к Ниеншанцу…

Как и во все времена, оскал войны был страшен. Все деревни и мызы в округе либо сожгли, либо разобрали на военно-строительные нужды. Нева была непривычно пустынна, грохот канонады далеко разносился вокруг. Было бы неверно думать, что местное, в том числе и русское, население единодушно и радостно приветствовало приход армии царя Петра. Сюда, на берега Невы, за ближний пограничный рубеж, из России бежали во множестве помещичьи крестьяне и холопы. Они знали, какие длинные руки у сыщиков, которых нанимали помещики для поиска беглых холопов и крестьян, а потому восторга при виде русской армии не испытывали.

Отток местного населения из Ниена и его округи усилился осенью 1702-го. Январские (1703 год) «Ведомости» Петра I опубликовали сообщение из Ниена от 16 октября 1702 года: «Мы здесь живем в бедном постановлении, понеже Москва в здешней земле зело недобро поступает, и для того многие люди от страху отселе в Выбурк и в финляндскую землю уходят, взяв лучшие пожитки с собою».

Те, кто не поступил так благоразумно вовремя, вскоре раскаялись в своем легкомыслии и недальновидности. Из дел, отложившихся в шведских архивах, известно, что русские солдаты грабили и убивали жителей, устраивали на них охоту, прочесывая окрестные леса вокруг брошенных ими деревень и мыз.

Весной 1702 года суд в Ниене рассматривал дело Лизы Куукки, задушившей своего младенца. Оказалось, что она вместе с жителями своей деревни Нахкала (на реке Славянка) бежала в лес и спряталась вместе с другой женщиной под верхушкой поваленной сосны. Однако солдаты обнаружили товарку Лизы и убили ее тремя выстрелами. Лизу же с ребенком под сосной они не разглядели. «Лиза спаслась, но была вынуждена сильно прижимать ребенка к груди, чтобы он не плакал и не раскрыл их убежища. Когда опасность миновала, Лиза увидела, что ребенок задохнулся». Так записано в судебном деле. Однако суд снял с женщины обвинение в предумышленном убийстве ребенка из-за форсмажорных обстоятельств.

Русские солдаты грабили «свейские пределы», тем же занимались и шведы, вторгаясь через границу на соседнюю новгородскую территорию. В своих челобитных крестьяне нескольких погостов Водской пятины жаловались, что «неприятельские шведские воинские люди приходили в твою, государь, сторону, в Водскую пятину… церкви Божии и помещиков наших домы и деревни пожгли и разорили без остатку, и хлеба стоячие и молоченые вывезли, и скот всякий выгнали, и крестьян побили и поранили и в полон поимали».
LuiSifer
Петербург до Петербурга
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 9. Нажмите для просмотра.

Падение Ниена

Комендант крепости Йохан Аполлов прекрасно понимал, что силы сторон неравны, но воин он был настоящий. Уже в октябре 1702-го он со своим гарнизоном в 800 человек изготовился к обороне: подготовил все 49 пушек цитадели, а 20 октября приказал поджечь город и казенные склады на берегу Охты. Русские тогда не пришли, но помощи Аполлов все равно не дождался. 9 апреля 1703 года он писал королю: «Как только лед сойдет с Невы, противник, вероятно, придет сюда со своими лодками, которых у него имеется огромное количество, обойдет крепость Шанцы и встанет на острове Койвусаари (Березовый остров), откуда у него будет возможность препятствовать всему движению по Неве». А уже 26 апреля Аполлов доносил о действиях противника: «Около трех часов он штурмовал бастионы Пая и Сауна. После двухчасового сражения атаку русских отбили… В моем распоряжении 700 здоровых мужчин. Командира полка нет, я сам настолько устал, что меня должны сажать в седло, чтобы я мог проверять построения обороны. Я вижу сейчас, что они идут вдоль берега с развевающимися белыми флагами». После неудачного приступа войска Шереметева начали рыть апроши и ставить батареи.

В этот самый день Петр впервые увидел места, с которыми впоследствии навсегда связал свою жизнь. Когда он 26 апреля 1703 года подошел под стены Ниеншанца, то в письме А.Д. Меншикову заметил: «Город горазда больше, как сказывали, однакож не будет с Шлютельбурх…». Впрочем, шведы успели укрепить крепость так, что знающий толк в фортификации Петр отметил: «Выведен равно изрядною фортофикациею, только лишь дерном не обложен, а ободом больше Ругодива» (то есть Нарвы. – Прим автора).

Через два дня Петр I во главе флотилии лодок с гвардейцами проследовал вниз по Неве мимо Ниеншанца, с бастионов которого тщетно пытались огнем пушек этому воспрепятствовать. Плавание это имело отчетливо разведывательный, рекогносцировочный характер – русское командование опасалось, как бы флотилия адмирала Нуммерса, базировавшаяся в Выборге, не подошла на помощь осажденному гарнизону Ниеншанца. Поэтому Петру необходимо было знать о силах и расположении шведских кораблей. Лодки дошли до взморья, шведов видно не было, на Витсаари (Гутуевской остров) Петр оставил заставу из гвардейцев и на следующий день, 29 апреля, вернулся в лагерь под осажденным Ниеншанцем.

30 апреля русскими была предпринята попытка нового штурма, который гарнизон Аполлова вновь отбил. Нужно согласиться с теми историками, которые считают, что взятие Ниеншанца было достататочно кровопролитным с обеих сторон. Впрочем, держаться долго крепость не могла. Поэтому Аполлов, исполнив свой долг перед лицом столь подавляющего превосходства осадного корпуса противника (особенно после продолжительного 14-часового обстрела и взрыва порохового погреба), согласился на почетную сдачу. Это произошло 1 мая 1703 года.

Согласно условиям капитуляции Аполлов 2 мая вручил фельдмаршалу Шереметеву городские ключи на серебряном блюде и под барабанный бой вместе с гарнизоном, семьями солдат и офицеров, а также сидевшими с ними в осаде последними горожанами Ниена навсегда покинул крепость.

Русские полки под клики «Виват!» вступили в нее. В Шлотбурге (Замок-город) – так тотчас переименовал русский царь шведский Ниеншанц – был устроен праздничный молебен. Тогда же состоялся и знаменитый военный совет, решивший судьбу Петербурга.

Евгений Анисимов, доктор исторических наук, профессор

Это сообщение отредактировал LuiSaifer - 15-10-2009 - 01:05
D_art
Памятник М. В. Ломоносову

Получить код этого сета
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 3. Нажмите для просмотра.


Памятник Михаилу Васильевичу Ломоносову сооружен скульптором И. П. Мартосом в 1826 — 1829 годах и является одним из наиболее поздних его произведений. Деньги на постройку памятника были собраны путем всероссийской подписки и составили 46 тысяч рублей. Отливка скульптуры закончена в 1829 г. и в 1832 г. памятник установлен в Архангельске на Соборной площади. В 1867 г. памятник перенесен на площадь перед губернскими присутственными местами. В 1930 г. монумент установлен перед зданием Архангельского лесотехнического института, ныне Архангельский государственный технический университет.

При перенесении памятника в 1930 г. выполнен новый постамент.

Памятник выполнен в стиле позднего классицизма и наиболее раннее из произведений монументальной скульптуры в Архангельске. Он представляет собой бронзовую скульптуру, поставленную на цилиндрический постамент из розового полированного гранита с вкраплениями серого цвета. Постамент, имеющий высокий цоколь и профилированный карниз, покоится на двухступенчатом пьедестале, сложенном из серых гранитных блоков. На постаменте с лицевой стороны помещена надпись «Ломоносов 1829 год», с тыльной — «Перенесен в 1867 году и 1930 году».

Скульптура, венчающая памятник, изображает Ломоносова в полный рост, одетого в античную тогу, стоящего на полусфере. Ученый представлен без парика с короткой стрижкой, что подчеркивает античный облик модели. Правая рука поднята, в левой он держит лиру, на которой изображен вензель императрицы Елизаветы. Лиру подносит Ломоносову гений — коленопреклоненный обнаженный юноша с крыльями.

У подножья памятника проходят общественно-культурные акции, посвящение в студенты, памятник является обязательным элементом туристического показа.
D_art
Музей изобразительного искусства

Получить код этого сета
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 4. Нажмите для просмотра.


В 1960 году на базе художественных коллекций Архангельского областного краеведческого музея был основан Архангельский музей изобразительных искусств. Сегодня в фондах музея около тридцати тысяч экспонатов, представляющих разные школы и стилистические направления многовековой художественной культуры всего Русского Севера.

В коллекции музея представлены произведения древней северной живописи и деревянной скульптуры, древнерусского декоративно-прикладного искусства; богатое собрание северного народного искусства, включающее народный костюм, вышивку и ткачество, резьбу и роспись по дереву, художественный металл и керамику. Особую ценность имеет собранная по крупицам редчайшая коллекция икон XIV-XVIII веков, так называемые «северные письма».

Коллекция русского искусства XVIII - начала XX вв. включает произведения почти всех известных русских художников. Особое место занимают работы северных художников А.А. Борисова и С.Г. Писахова. Современное искусство представлено работами художников самых различных направлений, в том числе архангельских мастеров. Музей обладает лучшей в стране коллекцией современной холмогорской резьбы по кости, знаменитого художественного промысла, имеющего пяти вековую историю.
LuiSifer
Любимый город и его окрестности.

Меншиков навсегда запомнил «ночь зачатия» Петербурга 2 мая 1703 года, когда на Неве решено было строить город. Как это было? Поздней осенью 1702-го русские войска овладели шведской крепостью Нотебург, переименованной в Шлиссельбург, или Ключ-город (этим ключом государь хотел «открыть» давно и плотно «запертые» шведами двери Балтики). А уже 23 апреля следующего года русские войска осадили крепость Ниеншанц у слияния рек Невы и Охты. Ее комендант оценил подавляющее превосходство противника и сдал крепость 1 мая 1703 года.

Поначалу Петр I намеревался здесь укрепиться, как ранее в Шлиссельбурге. Однако вскоре понял, что ни местоположение крепости, слишком удаленной от устья Невы, ни ее укрепления не отвечают критериям фортификационной науки. Тогда и возникла идея строительства более мощного сооружения, расположенного ближе к взморью. Именно на памятном военном совете 2 мая в лагере под Ниеншанцем, переименованном в Шлотбург, согласно «Поденной записке Петра Великого», решался вопрос: «Тот ли Шанец (Ниеншанц – Шлотбург. – Прим. автора) крепить или иное место удобнее искать, понеже оной мал, далек от моря и место не гораздо крепко от натуры, в котором (совете. – Прим. автора) положено искать нового места, и по нескольких днях найдено к тому удобное место – остров, который назывался Люст-Елант».

Окончательному выбору места для крепости предшествовала тщательная разведка местности. В свите царя в то время находились два специалиста-фортификатора: французский генерал-инженер Ж.Г. Ламбер де Герэн и немецкий инженер В.А. Киршенштейн. Они-то и были главными советниками Петра. Итак, у правого берега Невы на низком острове, известном как Енисаари, в переводе с финского – Заячий, или, по-шведски, Люст-Эйланд, Люст-Гольм (Веселый остров), было решено основать крепость. Остров был очень удобен для обороны устья Невы – огонь с крепостных бастионов перекрывал два основных, сходящихся поблизости от крепости, корабельных фарватера по Большой и Малой Неве.

16 мая по старому стилю (27 мая по новому) 1703-го на этом острове началось строительство тогда еще безымянной крепости. Имя же свое – Санкт-Петербург – она получила 29 июня того же года, в день Cвятых апостолов Петра и Павла, а значит, и в день тезоименитства государя Петра I.

«Наречение» проходило торжественно, в присутствии государя, Меншикова, офицеров и генералов, было отмечено литургией и освящением закладки главного храма города – Петропавловского собора. Еще 28 июня Петр I пометил свое письмо: «В новозастроенной крепости» без упоминания ее имени, а уже 1 июля царь собственноручно впервые написал: «Из Санкт-Питербурха».

Сначала насыпали земляные валы с шестью бастионами, названными по именам приближенных Петра I, ответственных за их постройку. Был тут и «Меншиков бастион». Для карьеры светлейшего эти годы и месяцы стали решающими. Кто он был до этого – Алексашка, денщик царя, чистивший ему сапоги! Но в день взятия Нотебурга осенью 1702-го Меншиков показал всем, что он не лакей, а слуга государю и Отечеству: в самый решительный момент штурма во главе отряда гвардейцев он ворвался в крепость и тем самым принудил шведов сдаться. За этот подвиг он был назначен комендантом Нотебурга (Шлиссельбурга). И тут уж доказал, что он и прекрасный администратор – восстановил и укрепил Шлиссельбург, устроил желозоделательные заводы и верфи в Карелии и на Ладоге. Петр был доволен и сразу по взятии Ниеншанца сделал Меншикова его комендантом, а там и губернатором Петербурга.

D_art
Северный морской музей


Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 4. Нажмите для просмотра.


Музейный комплекс расположен в исторической части Архангельска – на одном из причалов Красной пристани, где необычайный для Архангельска рельеф - естественный изгиб берега реки у мыса Пур-Наволок, прекрасный вид на Северную Двину, близость городского центра, театра, парка, исторических кварталов старого города.

Музейные коллекции

Фонды музея хранят богатые коллекции памятников истории, науки и техники, отражающих тысячелетнюю историю развития северного мореплавания, становления флота России, изучения морей Мирового океана и освоения Северного морского пути.

Музейное собрание насчитывает более 23000 предметов. Музей обладает уникальной коллекцией памятников, подлинных музейных ценностей и документов, а также справочной системой по типам морских судов, судовых приборов и инструментов, предметов морского быта.

В собрании Государственного Северного морского музея находится самая крупная коллекция моделей судов XVI - XX веков, навигационных приборов и инструментов, судового и промыслового оборудования, отражающая эволюцию научно-технической мысли в северном мореплавании, судостроении и промыслах и вклад северной морской культуры в развитие мирового мореплавания.

Этнографическая коллекция музея создаёт представление о быте и жизнедеятельности поморов, которые, являясь этнографическим сообществом, сыграли ключевую роль в освоении Арктики. В музейном собрании находится уникальная коллекция художественных произведений живописи и графики самодеятельных художников - работников флота. Естественнонаучная коллекция музея отражает флору и фауну Белого моря и других морей Арктического региона.
LuiSifer
Петербург. Губернатор полночного града
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.




Возведенный в 1710-м дворец Меншикова поначалу стоял в одиночестве на василеостровском берегу, но когда пятью годами позже Петр решил устроить здесь центр столицы, на острове как грибы стали расти новые здания: Кунсткамера, дворец царицы Прасковьи (позже здание Академии наук), а главное – огромное здание Двенадцати коллегий.

Дальше по размеченным заранее линиям начали строить жилые дома. Первыми тут поселились иностранцы: немцы, итальянцы, французы, приехавшие с архитектором Ж.Б. Леблоном, – резчики, столяры, чертежники. Место это даже прозвали «Францужеской слободой». Часто, «гуляя по работам» (так писали в то время. – Прим. автора), Меншиков заходил в чертежный амбар к «архитекту» Доменико Трезини, взглянуть, как искусные мастера делают из дерева модель застройки Васильевского острова по знаменитому плану Леблона – куда там Амстердаму с его десятками каналов!

На материковой Адмиралтейской стороне было не менее людно. Центром кипения жизни было, конечно, Адмиралтейство – самое большое промышленное производство в столице. Поспешно возведенная в 1704 году Адмиралтейская верфь служила одновременно и крепостью, окруженной валами, – еще долго в Петербурге опасались, как бы шведы не сожгли эту колыбель русского флота. Справа от Адмиралтейства виднелась деревянная церковь Исаакия Далматского, переделанная из адмиралтейского «чертежного амбара» («прабабушка» нынешнего Исаакиевского собора), в 1712-м в ней венчались Петр и Екатерина. А как раз в 1718 году Г.И. Маттарнови поодаль заложил новое каменное здание – «бабушку» творения Монферрана. «Матерью» же Исаакия стала церковь, возведенная в 1802 году по проекту А. Ринальди.

Тысячи работников копошились возле стапелей со «скелетами» строящихся кораблей. Наметанный взгляд старого корабела Меншикова определил, как идут дела у корабельного мастера англичанина Козенца – тот рубил 90-пушечный корабль «Гангут». Видно, что уже поставили шпангоуты, но работы впереди – непочатый край, до зимы, конечно, не кончат. Ну да ничего! В крайнем случае спустят корабль в невскую прорубь – нужно освободить стапель, а уже весной новорожденного стащат галерами в Кронштадт, довооружать.

Спуск корабля для царя Петра всегда имел особое значение. Корабль был реальным воплощением победы человеческого разума, деятельности, знаний над хаосом природы, морской стихией, а заодно и над старомосковской ленью, азиатчиной да невежеством. А потому каждый спуск был для венценосного мастера личным испытанием: утонем на посмеяние врагам и ленивцам или поплывем против ветра и волн к горизонтам российской славы? Гордо идущий под парусами могучий корабль уже тогда, при Петре, стал символом новой России.

Адмиралтейский остров, образованный течением Невы и Фонтанки, одновременно и радовал, и огорчал генерал-губернатора. Радовал потому, что не было в городе другой такой красивой набережной (позже ее назвали Дворцовой). Там стоял тесный ряд высоких, нарядных дворцов знати. Тон этой подлинной «фасаде» Петербурга задавал дворец генерал-адмирала Ф.М. Апраксина с садом и оранжереей. Позже из него усилиями Д. Трезини, а потом Б.Ф. Растрелли «вырос» современный Зимний дворец, поглотивший всю «фасаду» вдоль Невы. Огорчало же Меншикова то, что за этой витриной царил полный беспорядок – дома мастеров Адмиралтейства, артиллеристов, моряков, так называемая «Греческая слобода» (поселение галерных капитанов и мастеров с Адриатики), «Финские шхеры» (место обитания пленных шведов и финнов) сливались в типично русский город с запутанными, узкими, кривыми и грязными улицами.

Поначалу на эту хаотичную застройку не обращали внимания – руки не доходили. Центр города сначала располагался на Городовой (Петроградской) стороне, потом в 1711-м государь надумал строить его на острове Котлин, там, где теперь Кронштадт. Но, наконец, кажется, решили окончательно – центр будет на Васильевском. Тем временем люди строились на Адмиралтейской стороне, как Бог на душу положит. Сколько уж раз издавали строгие указы о выпрямлении улиц и о переселении здешних жителей на Васильевский остров, но нет! – упрямцы упорно цеплялись за свои построенные «нерегулярно», как попало, домишки, которые один иностранец назвал «клетками для синиц». Страшная скученность жилья постоянно грозила пожарами. Поэтому в жаркое, засушливое лето петербуржцам запрещалось дома и хлеб печь, и еду готовить. Дело доходило до того, что печи в частных домах опечатывались полицейскими. Но некоторые озорники все-таки норовили топить по ночам, пока никто не видит… Но не тут-то было! Генерал-полицмейстер Антон Девьер организовал специальную «нюхательную» команду, которая по ночам ходила и буквально вынюхивала нарушителей царского запрета.

То, что люди предпочитали селиться на Адмиралтейской, – вполне естественно, и указами трудно было с этим справиться, ведь материковая часть города удобнее – ее, в отличие от островов, не отрезали невские ледоходы и ледоставы. Не так страшны были здесь и наводнения. Отсюда же начиналась и прямая дорога на Новгород да на Москву – в Россию.

В Адмиралтейской слободе жил и сам царь – у Зимней канавки стояли его «малые хоромы», рядом с которыми уже заканчивали Зимний дворец. Итальянец «архитект» Г.И.Маттарнови постарался: построил двухэтажное, изящное здание, которое так нравилось Петру и его жене. Никто еще в то лето 1718-го не знал, что не пройдет и семи лет, как великий реформатор в муках телесных и душевных умрет именно здесь…

Вообще же, очень символично, что дом русского императора с тех пор стоял именно здесь, на левом, материковом берегу Невы, лицом к Европе. А за ним – на тысячи верст, на месяцы и годы пути, до самой морской набережной Владивостока, построенного 150 лет спустя, тянулась и самая великая континентальная империя в мире – Российская…

Ну а пока Петр жил в Летнем дворце, который стоял на том же левом берегу, но выше по Неве. В ежегодных переездах царской семьи весной из Зимнего дворца в Летний, а осенью – обратно отразилась старая московская привычка переселяться на лето в загородные дворцы – Коломенское, Преображенское. И хотя тут Летний от Зимнего дворца отделяет всего-то верста, традиция была сильна! Видна она была и в другом: построенное в голландском стиле, вытянутое на полверсты здание Двенадцати коллегий едва ли не копировало московские приказы в Кремле, а строгие европейские шпили петербургских церквей покрывали золотом, как и главы московских соборов. Словом, как ни боролся царь Петр с прошлым, привычка побеждала…


Это сообщение отредактировал LuiSaifer - 15-11-2009 - 01:53
LuiSifer
Петербург. Губернатор полночного града


Шлюп генерал-губернатора, поднимаясь по Неве, вышел в то место, где от Большой Невы отделяется Малая Нева и в треугольнике между оконечностью (Стрелкой) Васильевского острова, Зимним дворцом и Петропавловской крепостью образуется огромная водная площадь – истинное украшение города. Летом на ней кишели лодки, плоты, баржи, корабли, зимой же здесь было еще оживленнее: по льду пролегали отмеченные елочками дороги, в праздники на ледовой площади маршировали полки, шумели народные гулянья, устраивались фейерверки, а позже – карусели, конные бега. Без этого простора гигантской водной площади, без широкой Невы Петербург не был бы собой…

Низкие, грозные стены Петропавловской крепости приблизились так, что Меншиков различил на них сверкавшие на солнце бронзовые пушки, готовые к салюту, а на флажной башне – величавый, желтый, с черным двуглавым орлом, кайзер-флаг. Так было заведено с первых дней стройки, еще весной 1703 года. Строили Петропавловскую крепость поспешно, днем и ночью. Заячий остров оказался слишком узок, пришлось расширять его с помощью огромных ящиков с камнями – ряжей. Так что бастионы, смотрящие на Неву, стояли далеко за береговой чертой острова. А сколько воды пришлось откачать из крепости! Порой она была похожа на полузатопленный корабль – место-то низкое. За короткий срок уровень земли здесь подняли до 3—5 метров, но все равно Нева в дни наводнений часто врывалась в крепость… И все же она стала могучим оплотом против врагов внешних. А против внутренних? Меншиков взглянул на Трубецкой бастион – на днях, 26 июня 1718 года, именно в нем был умерщвлен наследник престола царевич Алексей. Говорили, что Петр в ту ночь, обливаясь слезами, приказал четверым своим приближенным ехать в крепость и согласно вынесенному Верховным судом приговору казнить сына. Подпись Меншикова под приговором стояла первой, но Бог миловал, избавил от греха – указ исполняли другие, не он! Меншиков перекрестился…

Взгляд Меншикова, пройдясь вдоль мрачных бастионов, невольно устремился вверх по сверкающему золотом шпилю Петропавловского собора, к вершине, где через 6 лет появится золотой Ангел. С тех пор и доныне вид этого уходящего в небеса шпиля и его колеблющегося, как золотая дорожка в рай, отражения на поверхности Невы завораживает. Светлейший вспомнил, как недавно ему пришлось следом за государем лезть на колокольню собора – смотреть, как устанавливают куранты… Когда они поднялись на последнюю площадку и вышли к балюстраде, пьянящий свежий ветер ударил в лицо. Внизу как на ладони лежал Петербург.

Он состоял из поселков-слобод – Адмиралтейский, Литейный, Городовой, Охтенский. Уже проложена Першпективная дорога, скоро-скоро она навсегда станет неиссякаемой людской рекой – Невским проспектом. Дайте время! Современный город уже угадывался, ощущался с высоты. За рекой, как великолепный ковер, раскинулся Летний сад. Его искусно подстриженные деревья, густые кусты, извилистые лабиринты и «зеленые кабинеты», сияющие белизной мраморные статуи, кажется, были тут всегда. Но нет, они появились совсем недавно! «Державный романтик» во имя своей великой мечты – обосноваться на краю моря, построить здесь столицу – не щадил, ни себя, ни людей. То, что он погубил на стройках Петербурга 100 тысяч человек, – не легенды и не домыслы, а истинная правда. Город действительно стоит на людских костях. Умерших хоронили рядом со стройкой, и в XIX веке при рытье канав находили костяки первых строителей, нередко с цепями на ногах. Но царь-преобразователь хотел победить Природу любой ценой.

Сюда, где в доэлектрическую эпоху каждую зиму «играли» северные сияния, в эти места, относимые ботаниками к южной подзоне тайги, завозили тисовые деревья, липы, каштаны, даже виноград и хлопчатник. Конечно, многие растения погибали, но некоторые выжили. И теперь, 300 лет спустя, кажется, что царь действительно победил: липы и каштаны, персидская сирень и клены, согретые каменным теплом города, цветут и шелестят так беспечно, как будто росли здесь всегда… За Летним садом, за Фонтанкой, с колокольни видна Московская сторона. Здесь вырастали солдатские и ямские слободы. Выше по Неве раскинулось «царство Плутона» – Литейный двор, а еще дальше светился за лесом крест основанного в 1710 году Невского монастыря, который скоро станет Александро-Невским: сюда из Владимира в 1724-м привезут мощи Александра Невского, чтобы защитить город от нечистого, да заодно и утвердить славными историческими победами благоверного князя права государства Российского на эти земли.

Вид с колокольни на западную сторону был не менее великолепен – тут во всей свой красоте развернулась овальная зеленая громада Васильевского острова с Дворцом светлейшего, первыми застроенными линиями и длинными, пересекающимися просеками. С высоты просматривались площади, линии, каналы – совсем как на плане, с которого их, собственно, и перенесли на землю. Ближе к устью, на материковом берегу, виднелся среди лесов Екатерингоф – загородная усадьба царицы Екатерины, еще дальше угадывался любимый царем Петергоф с его чудесным парком и только что ударившими в небо фонтанами. И всюду, куда ни посмотри, на западе открывалось голубое море, плывущие от Кронштадта корабли под белыми парусами. Да – приморский, но русский город!

Пройдя мимо празднично украшенных военных кораблей, шлюп Меншикова причалил к Троицкой пристани. На ней, как и возле стоящей неподалеку Троицкой церкви, толпился народ – ждали государя. Люди шушукались, но при появлении светлейшего замолкали, улыбаясь и кланяясь. Он знал, о чем они судачат: «Государь царевича Алексея потребил своими руками, и не стыдно ему, праздник устроил» (это слова из допросов в Тайной канцелярии. – Прим. автора). Глупцы! Ведь сегодня праздник особый – юбилей Полтавской баталии 1709 года. Не будь сей виктории, не стоять бы вам здесь на солнышке, в новом граде…

На колокольне Троицкой церкви зазвонили колокола. Теперь-то мы знаем, какие дивные дела начнутся на этой колокольне через 4 года. В декабре 1722 года охрана и причт этой любимой царем церкви (в ней он всегда молился, крестил детей, здесь в 1721 году был провозглашен императором и «Отцом Отечества») несколько ночей подряд слышали, как кто-то дерзко шумит и бегает на колокольне. Утром наверху находили пакостный беспорядок… По общему мнению, там завелся черт! Для слухов о нечистом были основания – город строился на гнилом болоте, царя Петра многие считали Антихристом, часы Троицкой церкви привезли из Москвы с Сухаревой башни, где работал чернокнижник Яков Брюс. Да тут еще приходской поп Герасим Титов брякнул: «Черт возится там потому, что Санкт-Петербургу пусту быть!» На попа тотчас донесли, его арестовали, пытали и сослали на каторгу.

На колокольне все стихло, но пророчество часто вспоминалось в роковые дни петербургских наводнений, пожаров, революций, блокады. Оно прочно вошло в мрачный петербургский фольклор, в котором покойники пристают к прохожим с вопросами насчет шинели, скелет-извозчик возит пьяненького седока, усатый кот сватается к благопристойным барышням, а медный истукан срывается с пьедестала и скачет невесть куда. Троицкой церкви вообще не везло – не раз она перестраивалась, а потом ее снесли большевики.
LuiSifer
Первогород

Городовая, Городская, ныне Петроградская сторона – старейшее место в Петербурге. Именно здесь, впервые вступив на землю будущей столицы, среди берез и сосен царь Петр испытал необыкновенный восторг, на него снизошла благодать. Царь тут же приказал валить деревья и строить себе дом. Как ни упрашивал Меншиков государя взять для стройки брус и бревна из Ниеншанца (сам-то он тотчас собрал из них двухэтажные хоромы), Петр стоял на своем. Чуткий к символике, он непременно хотел, чтобы его первый дом на этой, ставшей ему вдруг родной, земле был построен из деревьев, которые здесь и выросли. Он поступал, как Робинзон, – истинный герой века рационализма. Петр тоже не подчинился слепой судьбе, року, а силой своего ума, воли, знаний сумел изменить мир вокруг себя, создать сначала дом, а там – столицу, флот, государство, империю, доказав правоту другого кумира тех времен, философа Гоббса, писавшего, что «государство строят, как дом».

Солдаты быстро, за 3 дня (24—26 мая 1703 года), срубили по плану царя знаменитый «Домик Петра». Получилась не русская изба, а голландский дом с непривычно большими окнами в мелкую клеточку, со стенами, выкрашенными «под кирпич». И стало ясно, каким будет новый город, куда устремлены мысль и мечта царя. Городовая сторона застраивалась стремительно, на месте полковых лагерей и поселков первых строителей вырастали улицы, переулки, зашумел базар с выразительным названием «Обжорка», пленные шведы возводили Гостиный двор, первый мост связал Городовую сторону с Петропавловской крепостью. На Троицкой площади обосновалась и власть – начали строить мазанковые канцелярии. Тут же возник знаменитый кабак «Четыре фрегата», куда любил после «гулянья по работам» зайти государь, чтобы пропустить рюмку-другую анисовой водки. Из окна кабака виднелась виселица – где пьют, торгуют и воруют, там и казнят! Уже осенью 1703 года на Городовой стороне возник порт. Капитана первого случайно зашедшего сюда голландского судна шумно «трактовали» как первооткрывателя Колумба. А уж в 1718 году у причалов было тесно от купеческих кораблей. Так внезапно, за несколько лет, здесь, на краю русского света, закипела, забурлила жизнь, началась новая история России…

Прокричали, что государева верейка – легкая лодочка царя Петра – уже вышла из гаванца Летнего сада. Меншиков вернулся на пристань. Он ждал царя… Скоро начнется литургия, царь будет, как всегда, петь в хоре, потом займет свое место командира Преображенского полка, уже построившегося позади церкви. После церковной службы ожидаются парад войск, музыка, салют. Вечером избранные гости переправятся на Адмиралтейскую сторону, в Почтовый двор, чтобы с кубком в руке отметить великий праздник победы. За каждым тостом – орудийный залп с кораблей, словом,

Отчего пальба и крики

И эскадра на реке?

Особенно были красивы в потемневшем небе над Невой праздничная иллюминация и фейерверк. Петр и его современники были большими любителями «огненной потехи». Их устраивали часто, порой не зная меры: сохранились заявки государственных учреждений на сотни новых стекол, вместо выбитых «от викторий», то есть от салютов по поводу побед русского оружия. Частные домовладельцы стеклили окна за свой счет. Да разве это важно! В жизни людей тех времен было так мало развлечений, так скучны были зимние дни, однообразны летние вечера, а поэтому, когда власть устраивала иллюминацию и фейерверк, счастью толпы не было предела. В эти минуты забывались тяготы жизни на северной стройке, не так даже донимали мошки и комары. Какая же красота была вокруг! Петропавловская и Адмиралтейская крепости, близлежащие к Неве дома и стоявшие на рейде корабли были украшены тысячами фонариков и зажженных сальных плошек, которые бесчисленными огненными пунктирами выделяли контуры бастионов, дворцов, шпили церквей, мачты и реи кораблей. Петербуржцы толпились по берегам Невы и глазели на иллюминацию, вспышки зажженных фигур «фейерверка» и взлетающие в небо ракеты.

Наверное, в эти мгновения праздника и Меншикову, и самому Петру, и другим, кто в 1703 году впервые увидел невские пустынные берега, заросший кустами Заячий остров, казалось, что им снится некий дивный, волшебный сон: большой город, могучий флот, заполненный иностранными кораблями порт, оживленные улицы, деревянные набережные с толпами народа. А ведь прошло-то всего 15 лет! Откуда же все это возникло и не исчезнет ли все разом? Многие предсказывали конец этому «капризу» царя – «Петербургу пусту быть!» Но нет! Необыкновенная энергия, воля и целеустремленность, а главное – безмерная любовь Петра к этому месту, где он нашел свой дом, свою судьбу, как и привычка сотен тысяч «государевых рабов» безропотно повиноваться его воле, делали свое дело.

Город вопреки природе, климату, вопреки желаниям насильно согнанных сюда людей быстро рос и хорошел. Уже угадывалось его необычайное для России западное лицо – в планировке, архитектуре, образе жизни.

Словом, призванный к жизни волею Петра Петербург жил и развивался. Как хилый сажанец, согретый любовью и заботливым уходом великого Садовника, поднимался он на плоской лесистой и болотистой равнине. И когда весной 1725 года Садовник не пришел к своему питомцу, выяснилось, что тот уже живет самостоятельно, прочно вцепившись корнями в эту скудную почву.

Оказалось, что за эти неполные четверть века произошли необратимые изменения – здесь, в городе, поначалу состоявшем из солдат, работных людей, каторжников и пригнанных из России крестьян и посадских, уже родились и выросли дети, впервые увидевшие свет под этими бледными небесами. Они родились петербуржцами, и это решало все! В этом был залог его вечной жизни и исполнение великой мечты Петра.

…А той белой ночью после празднования Дня Полтавской виктории, после фейерверка и салюта к пристани Меншиковского дворца тихо причалил золоченый шлюп и выбежавшие из дворца слуги бережно вынули из него почти бездыханное тело светлейшего и понесли его в спальню. Еще один день генерал-губернатора закончился…

Евгений Анисимов, доктор исторических наук, профессор


LuiSifer
Исаакиевский собор

Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 3. Нажмите для просмотра.


Свою историю величественный Исаакиевский собор ведет от небольшой деревянной церкви, заложенной по указу Петра Великого в 1710 году. Церковь была построена рядом с Адмиралтейством, примерно на том месте, где сегодня стоит Медный всадник. Храм освятили в честь Исаакия Далматского, небесного покровителя Петра Великого. Император любил этот храм. Именно в Исаакиевской церкви 19 февраля 1712 года состоялось венчание Петра I и Екатерины Алексеевны, будущей императрицы Екатерины I. А в 1723 году царь Петр подписал специальный указ, по которому моряки Балтийского флота должны были принимать присягу только в этой церкви.

После смерти Петра Великого не раз предпринимались попытки перестроить церковь, все менее и менее гармонировавшую с парадным обликом центра Петербурга. Но все эти попытки не увенчались успехом. Так, например, Исаакиевский храм, заложенный в 1768 году архитектором Ринальди, прослужил недолго: на одной из служб с потолка посыпалась отсыревшая штукатурка, а при более детальном обследовании храма выяснилось, что оно находится в плачевном состоянии и подлежит капитальной переделке.

В 1809 году Александр I объявил конкурс на лучший проект Исаакиевского собора. В нем победил молодой французский архитектор Огюст Монферран, за два года до этого приехавший в Россию. Он представил сразу двадцать четыре варианта проекта собора в различных стилях: в византийском, романском, готическом стилях и даже в духе китайской и индийской архитектуры. Императору Александру I понравился проект пятиглавого собора в классическом стиле.
Исаакиевский собор

Работы по возведению собора начались в 1818 году и затянулись на сорок лет. В столице даже шутили, что, дескать, Монферрану предсказали, что он умрет сразу же, как закончит строительство, и потому архитектор не торопится. На самом же деле, вскоре после начала работ было обнаружены несколько серьезных ошибок в чертежах Монферрана, который был талантливым архитектором-рисовальщиком, но совершенно не имел опыта как архитектор-строитель. Работы пришлось прервать и создать специальную комиссию, которая внесла бы необходимые исправления в проект.

Торжественное открытие и освящение Исаакиевского собора, который был провозглашен кафедральным собором Русской Православной церкви, состоялись 30 мая 1858 года. Храм стал центром общегородских празднеств, в нем проходили все главные церковные службы и крестины членов царской семьи.

Исаакиевский собор занимает четвертое место в мире по величине, уступая лишь собору Святого Петра в Риме, собору Святого Павла в Лондоне и собору Святой Марии во Флоренции. Собор достигает 101.52 метра в высоту при площади 4000 квадратных метра и может вместить до 12000 человек. В оформлении интерьера были использованы многочисленные произведения живописи, мозаики, скульптуры, различные виды драгоценных камней и позолота. Особый интерес представляет один из крупнейших в России витражей, площадь которого составляет 28.5 квадратных метра. В работах по отделке собора приняли участие выдающиеся мастера, среди которых - Брюллов, Клодт, Пименов и другие.

Интересно, что шутка о зловещем предсказании оказалась пророческой. Через месяц после окончания строительства Исаакиевского собора Огюст Монферран скончался.

В советское время в Исаакиевском соборе был открыт антирелигиозный музей, а само здание получило статус памятника. Храм чудесным образом не пострадал во время Второй мировой войны: за годы блокады в собор не было ни одного прямого попадания, хотя на колоннах Исаакиевского собора по сей день можно видеть следы от осколков разорвавшихся снарядов.

Сегодня музей-памятник Исаакиевский собор является одним из лучших кафедральных соборов Европы и одним из самых посещаемых музеев Санкт-Петербурга. Посетители имеют возможность подняться на колоннаду барабана и с высоты 43 метров полюбоваться панорамой центра города. В 1988 году, впервые после долгого перерыва, в соборе была проведена служба, приуроченная к празднованию в России тысячелетия принятия христианства.
LuiSifer
Ростральные колонны

Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.


Ростральная колонна (лат. columna rostrata, от лат. rostrum — нос корабля) — отдельно стоящая колонна, украшенная носами кораблей или их скульптурными изображениями. Традиция использовать в качестве элемента парадных сооружений ростры вражеских кораблей существовала в Древнем Риме и была возрождена в период позднего классицизма (ампира).

Первое такое сооружение — Ростра — было сооружено на форуме в Риме в честь победы над карфагенянами в морском сражении при Милах в период 1-й Пунической войны (в 260 до н. э.).

Обычно ростральные колонны воздвигались в честь морских побед или как символ морского могущества страны. Традиция их строительства восходит к древнеримскому обычаю воздвижения столба, украшенного трофеем, отбитым у врага, который был перенесен с сухопутных сражений на морские.

Наиболее известные из расположенных в России Ростральных колонн:

* В Санкт-Петербурге — на стрелке Васильевского острова перед зданием Биржи, архитектор Ж. Ф. Тома-де-Томон.
Васильевский остров начал застраиваться ещё в петровские времена. В 1716 году был утверждён проект архитектора Доменико Трезини, согласно которому здесь должна была появиться замкнутая трапецевидная площадь, окружённая по периметру жилыми домами. Однако вскоре Пётр I решил сделать стрелку культурным и деловым центром города. Под эти цели Трезини в 1719 — 1721 годы создал новый проект, предусматривающий постройку правительственных учреждений — здания двенадцати коллегий, а также биржи, гостиного двора и собора.

В начале 1720-х вдоль Большой Невы заложили фундаменты под Кунсткамеру и дворец царицы Прасковьи Фёдоровны, который с 1727 года был отдан Академии наук. Но северный берег оставался портовым районом, менее благоустроенным. Здесь вдоль Малой Невы по проекту Трезини возвели Гостиный двор (1722-35, сохранился фрагмент), а также дома Апраксиных, Демидовых, Нарышкиных, Лопухиных. В 1730-е сюда был переведён порт и в этих зданиях разместились биржа, таможня, склады товаров. Между академическим и торговыми комплексами располагалась обширная неблагоустроенная территория.
[править] Воплощение проекта, сохранившегося до сих пор

В 1750-е по середине площади по проекту И. Я. Шумахера был поставлен специальный павильон для Готторпского глобуса. Согласно плану 1767 года, утверждённому Комиссией о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы, пустующую территорию следовало оформить в подковообразную площадь. За шесть лет с 1783 по 1789 годы по проекту Джакомо Кваренги на берегу Большой Невы было построено главное здание Академии наук, а также вогнутую часть северного пакгауза (1795—1797).

В 1805—1810 годах архитектор Тома-де-Томон построил на пустой площади между этими районами здание новой Биржи, отвечающее потребностям растущей экономики России. Величественное здание выполнено в стиле античных храмов. Перед зданием архитектор установил две Ростральные колонны великие русские реки: Волгу, Днепр, Неву и Волхов. Ансамбль завершают расходящиеся крыльями от Биржи здания южного и северного пакгаузов и таможни, построенные в 1826—1832 годах архитектором И. Ф. Лукини.

муркотик
Фотографии пока не выложишь, поэтому обойдёмся и без них!

Из истории застройки города
«Комиссия о Санкт-Петербургском строении» была учреждена в 1737 году специальным указом правительства. Образование ее последовало после происшедшего летом 1736 года большого пожара, опустошившего огромную часть города. Необходимо было срочно составить план застройки освободившихся от домов территорий с учетом противопожарных мероприятий.
Фактическим руководителем этой новой «Комиссии» стал замечательный русский архитектор и градостроитель П. М. Еропкин. Он был широко образованным человеком. Знал три языка — латинский, итальянский, французский. Сделал много переводов, например занимался переводом научного трактата итальянского зодчего XVI века Андреа Палладио. Серьезно увлекался историей, философией, математикой, физикой. Под руководством Еропкина «Комиссия» разработала новый генеральный план столицы, в котором были отражены передовые идеи русского градостроительства. В нем особое внимание было отведено застройке каменными домами Адмиралтейской и других центральных частей города. В плане предусматривалось как приведение в порядок старых улиц и площадей с их благоустройством и озеленением, так и прокладка новых магистралей.
К существующим Невской и Вознесенской «першпективам», отходящим от Адмиралтейской башни, Еропкин добавил третью «першпективу» — Гороховую улицу. В итоге возникла трехлучевая система улиц, которая легла в основу архитектурно-планировочного решения центра города на левом берегу Невы.
«Комиссия» приняла предложение Еропкина о застройке Садовой улицы и формировании на ней новых площадей. Были проложены Царскосельская, Екатерингофская, Владимирская, Загородная и другие «першпективы». По еропкинским планам прокладывались новые улицы на Березовом и Васильевском островах, на Выборгской стороне.
Большой вклад в строительство Петербурга внесли работавшие вместе с Еропкиным талантливые и образованные архитекторы М. Г. Земцов и И. К. Коробов.
Деятельность «Комиссии о Санкт-Петербургском строении» была кратковременной. Ее работа прекратилась в 1741 году. Архитектурой и планировкой города стали заниматься отдельные ведомства. Лишь в 1762 году создается «Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы» (просуществовавшая до 1796 г.), которая руководила реконструкцией, планировкой и застройкой невской столицы.
муркотик
О нумерации улиц и указателях

С присвоением официальных наименований улиц появились и первые указатели. Названия улиц, набережных и площадей писались на специальных дощечках, укрепленных на столбах. Таких указательных столбов в ту пору было установлено 732. В 1768 году Екатерина II указала генерал-полицеймейстеру " Петербурга: «Прикажи на концах каждой улицы и каждого переулка привешивать доску с именем той улицы или переулка на русском и немецком языке; у коих же улиц или переулков нет еще имян, то изволь оные окрестить. Формы же досок получе и почище сделать, хотя без многих украшений, но просто». В итоге на фасадах многих угловых домов появились мраморные доски с названиями улиц, а также с указаниями номеров городских частей и кварталов. В 1803 году мраморные доски заменили жестяными, которые, в свою очередь, с 1896 года стали уступать место эмалированным.
В конце XVIII века была проведена нумерация домов, только не по улицам, а общая по всему городу. В 1791 году в Петербурге уже имелось 4554 номера. Сюда не входили дома, расположенные в гвардейских слободах. Номера согласно установленному порядку обозначались над входом в дом или над воротами. Позднее дома стали нумеровать по частям города. Таким образом, если улица проходила через несколько городских частей, то на ней существовало и несколько систем нумерации домов. Такое положение создавало немалые трудности для тех, кто разыскивал нужный адрес.
В 1834 году была проведена реформа нумерации домов в Петербурге. С этого времени дома на улице, от ее начала и до конца, имели свою единую возрастающую нумерацию. Только четные номера в то время шли по правой, а нечетные по левой стороне улицы. Но в 1858 году изменили систему нумерации: теперь левая сторона улицы стала четной, а правая — нечетной. Такая система сохранилась до нашего времени, и характерна она только для Петербурга, так же как и отсчет начала улиц от водных артерий. Впрочем, нет правил без исключений. Например, на улицах Сызранской, Типанова, на Трамвайном проспекте четная нумерация оказалась на правой, а нечетная — на левой стороне.
LuiSifer
QUOTE
Например, на улицах Сызранской, Типанова, на Трамвайном проспекте четная нумерация оказалась на правой, а нечетная — на левой стороне.

Сколько ездил по этим улицам,никогда не придавал этому значения.
Муркотик, весьма интересно и познавательно!
муркотик
Думаю, ещё будет интересно узнать, что в 1857 году был принят специальный строительный устав, согласно которому "высота возводимых вновь в С.-Петербурге частных домов, во сколько этажей оные ни были, не должна вообще превышать ширину улиц и переулков, где они строятся, измеряя высоту сию от тротуара и до начала крыши, и быть не выше 11 сажен и не ниже 5,5 аршин".
Бесспорно, это разумное и оригинальное градостроительное решение сыграло положительную роль в создании строгого и стройного облика Петербурга.
LuiSifer
Казанский собор
Любимый город и его окрестности.
Там, где сейчас расположен Казанский собор, в начале XVIII века были переведенские слободы. На месте пересечения Невской першпективы и речки Кривуши находились деревянные строения госпиталя и дома его служащих. При этом госпитале в 1710 году была построена часовня. В 1712 году на её месте была построена деревянная церковь Казанской Божией Матери.

24 августа 1733 года вышел именной указ императрицы Анны Иоанновны о возведении здесь нового каменного храма. Заложен он был 6 сентября того же года, строился по проекту М.Г. Земцова. Прототипом храма был Петропавловский собор, Земцов строил его основываясь на работах своего учителя — Доменико Трезини. Многоярусная колокольня (высотой 58 метров) новой Рождественской церкви стала заметным украшением Невского проспекта.

2 июля 1737 года сюда перенесли Казанскую икону Божией Матери. В Санкт-Петербург эта реликвия, принадлежавшая царице Прасковье Фёдоровне, была привезена ещё при Петре I. До переноса в новый храм она хранилась в деревянной часовне на посадской улице, затем в Троицком соборе на Троицкой площади. 3 июля 1737 года в присутствии Анны Иоанновны состоялось торжественное освящение Рождественской церкви. По хранимой здесь иконе её в народе стали именовать «Казанской».


Во время правления Елизаветы Петровны церковь получила статус собора, храм официально стал называться Казанским собором. Во второй половине XVIII — начале XIX веков он был главным в Санкт-Петербурге. В 1739 году здесь венчались принцесса Анна Леопольдовна и принц Антон Ульрих. В 1762 году после дворцового переворота в Казанском соборе принимала присягу Екатерина II. В 1773 году здесь венчались будущий император Павел I и принцесса Гессен-Дармштадская.

К концу XVIII века здание Казанского собора обветшало, перестало соответствовать сложившемуся к тому времени облику парадного Невского проспекта. В 1797–1800 годах был проведён конкурс на проект нового соборного храма. В конкурсе участвовали Ч. Камерон, П. Гонзага, Ж.Ф. Тома де Томон и А.Н. Воронихин. По требованию Павла I храм должен был походить на собор Святого Петра в Риме.


Среди поставленных задач перед архитекторами стояла необходимость вписать новое монументальное здание в уже сформировавшееся архитектурное пространство. Кроме того, по православным традициям алтарь должен был обращён на восток, а главный фасад — на запад, то есть не на Невский проспект, а на Мещанскую (ныне Казанскую) улицу.

Первоначально Павлом I был принят проект Чарльза Камерона. Но при поддержке графа А.С. Строганова, ответственного за строительство, работы были поручены Андрею Никифоровичу Воронихину. Данное решение широко обсуждалось в обществе, особенно указывалось на то, что Воронихин был бывшим крепостным Строгановых.

В 1800 году была создана «Комиссия о построении Казанской церкви» во главе с графом А.С. Строгановым. В 1801 году она доложила императору о необходимости построить колокольню и дома для клира. На эту просьбу Павел I ответил отказом: «В Риме у Петра нет колокольни, а нам и подавно ни к чему! Что касается церковнослужителей, эти без жилья не останутся». Позже священнослужителям достался жилой дом на углу Невского проспекта и Казанской улицы. Колокольню так и не построили, колокола разместили в проёмах на колоннаде собора.


На церемонии закладки Казанского собора Павел I уже не присутствовал в виду того что был убит в марте 1801 года. 27 августа в закладке участвовал новый император — Александр I.

По первому плану Казанский собор планировали возвести к 1804 году, однако в действительности работы затянулись более чем на 10 лет. Строился собор южнее Рождественской церкви, всё это время она продолжала свою работу. Имеющиеся к тому времени строения на углу Невского проспекта и Мещанской улицы и близ Зимина переулка были снесены (11 частных домов).

В строительстве Казанского собора не участвовал ни один иностранный мастер. Бригадой каменщиков руководил Самсон Суханов.

В отделке храма использовались в основном только отечественные материалы: олонецкий мрамор, выборгский и сердобольский гранит, рижский известняк. В наружной облицовке стен — пудожский известняк, из карьера близ деревни Пудость близ Гатчины. Впервые в строительной практике Воронихиным здесь была применена металлическая конструкция купола.


На время строительства Воронихин переселился в дом № 27 по Невскому проспекту. Первое время, рабочие занятые на стройке жили за городом в землянках. Позже их разместили в бараках на Конюшенной площади. Подавляющее число строителей являлось крепостными крестьянами и вынуждены были все заработки отдавать своим хозяевам.

В нишах северного фасада расположили четыре бронзовые скульптуры: князь Владимир (скульптор С. Пименов), Андрей Первозванный (В.И. Демут-Малиновский), Иоанн Креститель (И.П. Мартос) и Александр Невский (С. Пименов). Бронзовые двери входа с северной стороны здания являются копией дверей баптистерия (крестильного дома) во Флоренции, работы Лоренцо Гиберти (XV век). Их отливку и чеканку осуществил Василий Екимов. Иконы для Казанского собора были написаны В. Боровиковским, О. Кипренским, А. Ивановым и другими известными художниками.

В 1805 году была освобождена часть земли с запада от собора, до того момента принадлежавшая саду Воспитательного дома. Здесь был снесён один из его флигелей. Летом 1811 года здесь начали возводить художественную ограду.

Проект собора полностью осуществлён не был. По замыслу архитектора колоннада должна была быть с обеих сторон. Оказалась построенной только северная колоннада, состоящая из 96 колонн. Не закончено и внешнее скульптурное оформление. Каменные пьедесталы, до сих пор стоящие по обе стороны колоннады, предназначались для скульптур архангелов Михаила и Гавриила. До 1824 года на пьедесталах стояли их гипсовые копии. Предполагалось заменить их бронзовыми, но сделать это так и не удалось. В своё время гипсовые архангелы настолько обветшали, что их пришлось убрать.

Строительные работы были завершены 15 сентября 1811 года. В старой Рождественской церкви провели последнюю службу, после чего её разобрали. При торжественном освящении Казанского собора графом Строгановым Александру I были вручены ключи от нового храма. На церемонии его открытия А.Н. Воронихина наградили орденом Анны второй степени и пожизненной пенсией.

С момента завершения строительства Казанского собора и до 1826 года перед колоннадой располагался деревянный обелиск.

Казанский собор стал самым высоким храмом начала XIX века. Его высота достигает 71,5 метра. Судьбу собора изменила Отечественная война 1812 года. Построенный изначально для иконы, он превратился в хранилище реликвий войны. Сюда свозили военные трофеи, в том числе армейские знамёна и полковые штандарты наполеоновских войск, ключи от завоёванных городов, маршальские жезлы. 13 июня 1813 года в соборе был похоронен фельдмаршал М.И. Кутузов.

В 1837 году рядом с собором открыты памятники М.И. Кутузову и М.Б. Барклаю-де-Толли. В 1899–1900 годах перед Казанским собором был устроен сквер.


После 1917 года с купола был снят крест, на его месте установили позолоченый шар со шпилем. В 1932 году здесь открылся музей истории религии. Икону Казанской Божией Матери перенесли в Князь-Владимирский собор. В 1934 году с Пулковского шоссе к Казанскому собору перенесли фонтан работы Ж.Ф. Тома де Томона (1809 год).

Во время блокады Ленинграда в здание попало несколько снарядов. По окончанию войны был проведён капитальный ремонт Казанского собора. В середине 1950х годов под руководством Я.А. Казакова проходила реставрация интерьеров храма. В 1975–1978 годах реставрировали ограду.

С 1991 года Казанский собор снова открыт для богослужений, ему возвращена Казанская икона Божией Матери. В 1994 году на куполе собора вновь появился золотой крест. К 2003 году (к 300-летию Санкт-Петербурга) мастера Балтийского собора отлили четырёхтонный колокол высотой более двух метров. ставший самым крупным колоколом Казанского собора.

Каждый год 12 сентября от Казанского собора по Невскому проспекту до Александро-Невской лавры проходят крестные ходы в честь святого покровителя города — Александра Невского.

Казанский собор открыт ежедневно: по будням с 8.30 до окончания вечерней службы, в выходные — с 6.30 до окончания вечерней службы.
LuiSifer
К О Н Д О П О Г А
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.



Перед началом статьи хочется добавить, что нынешняя Успенская церковь - четвертая по счету на этом месте.




... Вглядимся же вглубь столетий. Что может помнить церковь Успения Богородицы, неизменно восхищающая всех видевших ее, какие тайны она хранит?

С древнейших времен (насколько это возможно ретроспективно установить по сохранившимся до наших дней письменным источникам) здесь были владения новгородских бояр Федоровых, Грузовых, Вангиных и Селифонтьевых. До присоединения Великого Новгорода и подвластных ему территорий к Москве в конце 70-х гг. XV века, в Шуйском и в Кижском погостах имели вотчины их потомки, которые нередко владели совместно одними и теми же деревнями по половинам, или даже по четвертям.

... ... ...

Для нас же важно следующее — церковь Успения Богородицы в Кондопоге, первое письменно зафиксированное упоминание которой находим в документе, датируемом 1563 г., была поставлена на некогда общей земле четырех новгородских боярщин: рядом с деревней Остатки Ондреева, ранее принадлежавшей Панфилию Селифонтьеву, затем сыну его Лаврентию Панфилъеву; и рядом с деревней, пространно поименованной писцом: «словет у погоста на середке у ручья Лутьяновская» — в составе волостки Александра Тимофеева. Однако произошло это уже тогда, когда о самих новгородских землевладельцах остались лишь воспоминания в сознании местных крестьян, чуть ли не сто лет спустя после радикально изменившего землевладельческую ситуацию «боярского вывода» все еще деливших доли в рыбных и сенокосных угодьях по прежнему принципу владения, да в пометках писцов, для удобства продолжавших пользоваться списками со старых писцовых книг «для приправки».

Возвели церковь в таком месте, административная принадлежность которого не была ясна современникам. Во всяком случае, в начале 1560-х гг. и шуйские, и кижские крестьяне ничтоже сумняшеся числили эту землю с Успенской церковью на ней по своему погосту. Только через полвека, в ходе отмежевания части угодий кондопожских деревень в вотчину Вашеосгровскому монастырю, будет проведена четкая межа между погостами и писец Петр Воейков зафиксирует: «священнику Давыду з братьею досталось по отделу к северу до ручья, а за ручьем земля Кижского погоста». Традиция делить земельные угодья по принадлежности к обоим погостам сохранится в писцовом делопроизводстве в течение еще как минимум двух столетий. И только генерал-майор Матюшкин, посланный из Санкт-Петербурга в 1714 г., на исходе Северной войны, описывать прилегавшие к границе со Швецией земли, впервые обозначит Кондопожскую волость как нечто цельное — единый, состоявший из сорока крестьянских дворов, населенный пункт.

О дочернем, если можно так выразиться, отношении Успенской церкви именно к центральному храму Шуйского погоста — Святому Николе — свидетельствует то обстоятельство, что возвели ее на церковной никольской земле. По-видимому, великий князь московский, приобретя значительные земельные массивы бывших новгородских боярщин, был щедр и в ответ на челобитье о скудости и отсутствии «государевой руги» — специально выделявшихся средств на содержание причта — пожаловал Святоникольской церкви какие-то сенокосные угодья — пожни здесь, близ берега Онежского озера. Возможно также предположение о какой-то особенной притягательности для местного населения этих мест. Может быть, в приустьевой части впадающей в Онего речки Суны или в озере Сандал были особенно удачными рыбные ловли, немало значившие для крестьян? Или старинные, из поколения в поколение передававшиеся, смутные предания придавали им особенную значимость? Кто знает? Только еще и в наши дни продолжает отдавать эта кондопожская земля какие-то доисторические, магикой окрашенные, знаки. Один из жителей современной улицы Советов, чей огород находится близ озера Сандал, на месте некогда расположенной там одной из деревень-предшественниц города, при каждой вспашке подбирает и подбирает плоские камни с высеченными на них рисунками, явно связанными с медвежьим культом.

Церковь появилась как выставочный (термин "выставка" употреблялся в отношении филиальной церкви в отдаленной местности) храм, удаленный от погоста в Шуе на 50 верст. Рост населения и освоение все новых и новых пахотных и иных земель приводили к тому, что население время от времени осознавало необходимость создания нового церковного прихода, а значит, и строительства нового храма. Следует помнить, что вся жизнь средневекового человека была пронизана общением с Богом. Без церковного благословения невозможно было ни родиться, ни умереть, ни обзавестись семьей, ни окрестить детей, ни похоронить родителей, ни обрести согласие с собственной совестью. Да и все хозяйствование на земле было теснейшим образом увязано с церковным календарем. Жизнь вне церкви была немыслима, а ходить к Святому Николе или к Рождеству Иоанна Предтечи в Шую и для привычных к дальним пешим переходам заонежских крестьян было слишком далеко, даже если делалось это только по большим праздникам или в специальных случаях. И вот, как водится, долго судили и рядили жившие в окрестностях Кондопоги мужики, но собрались все-таки и порешили храм свой строить.

Далее все происходило по освященному обычаем порядку. Прежде всего должны были обратиться крестьяне с челобитной к архиепископу новгородскому. Конечно же, посылали с ней своего выборного человека, собрав ему денег на неблизкую дорогу и неизбежные в таком деле расходы. Следовало объяснить церковному владыке, что их деревни от центра погоста «удалели» и что хотят они свою церковь построить и священника в ней поставить. От них же могло исходить пожелание о посвящении нового храма. Только после получения благословенной грамоты с одобрением их намерения и с разрешением «на то церковное строенье лес ронить и всякой церковной припас готовить» могли приступить крестьяне к подготовительным работам. Потом они приглашали мастера, по-видимому, хорошо им известного, которому казалось вполне надежным поручить возведение нового храма. Все это было делом поистине общим, так как делалось за мирской счет и в полном соответствии с народным чувством меры и красоты.

И вот храм готов. Тогда были посланы в Великий Новгород новые челобитчики и привезли оттуда освященный антиминс12 и еще" одну благословенную грамоту с повелением попу с причетниками новую церковь освятить. Архиепископ новгородский, таким образом, принимал живейшее участие в событиях, важных для затерявшегося среди карельских озер и болот маленького нового погоста, в котором и населения-то вместе с самыми отдаленными деревнями могло быть не более сотни человек.

Итак, церковь-основательница нового — Кондопожского — прихода была возведена в первой половине XVI столетия, между составлением здесь писцовых книг Юрия Сабурова (1496 г.) и Андрея Лихачева (1563 г.). Это была церковь Успения Пресвятой Богородицы. Посвящение свое кондопожская церковь сохранила до наших дней, но судьбы храма складывались весьма драматично.

Очень скоро она перестала существовать — была сожжена «немецкими людьми» (так извечно именовали на Руси чужеземцев, приходивших войной из Западной Европы и Скандинавии. В данном случае речь идет о шведах). О наличии «места церковного, что была церковь древяная Успенья Пречистые Богородицы» лаконично сообщают Андрей Плещеев и подьячий Семейка Кузьмин в следующей по времени составления писцовой книге, датируемой 1582/83 г. Во всех окружавших погост деревнях писцы обнаружили пустые дворы, а то и всего лишь «места дворовые». Причины, звучавшие в объяснениях, данных им уцелевшими местными жителями, всегда одни и те же — «хоромы пожгли и крестьян побили немецкие люди», либо «крестьяне от войны сошли безвестно». На последнем этапе Ливонской войны в нее оказалось вовлечено и олонецкое крестьянство. Военные действия и передвижения войск всегда несут разорение налаженному хозяйству и быту, особенно пострадало население Олонецкого перешейка и прилегавшей части Заонежья.

Однако жизнь продолжалась. Благодаря ли мужеству и трудолюбию, всегда присущему северному крестьянину при встрече с бедами, благодаря ли вечному христианскому его терпению, но он никогда не предавался отчаянию. Не успела сорная трава пробиться на пепелищах, как повсюду застучали топоры. Писцы повсеместно отмечают, что крестьяне «хоромы ставят после войны ново», а то и уже «дворы поставили». Сразу же стали возводить они и новую церковь в Кондопоге. И если еще летом 1583 г. на месте бывшего храма документ отмечает «место церковное ... церковь сожгли немецкие люди», то уже в 1585 г. там вновь стояла церковь. Такой ли она была, как прежняя, лучше ли? Трудно сказать, так как ничего конкретного о церкви-основательнице нам неизвестно. Но эта новая была, по-видимому, выстроена с особым поспешанием. Источник сообщает о ней так: «древяная, клетцки, о трех олтарех». Книги, ризы и «все церковное строенье» — по-прежнему приходское. Обращает на себя внимание наличие одновременно трех алтарей в сохранявшем основное посвящение Успению Богородицы храме. Ни ранее, ни позднее этой особенности кондопожской церкви документы не зафиксировали. Вероятно, она находит объяснение в том, что почти все церкви в окрестностях Кондопоги были сожжены в лихолетье и крестьяне объединились, построив храм с посвящениями и другим святым, издавна особо почитаемым ими. Так, в самой Шуе к 1585 г. восстановлен только Никола Чудотворец. О другой церкви — Иоанна Предтечи — еще долго сохранялись лишь воспоминания. Только в конце 1610-х гг. появится она на погосте снова. Кажется вполне возможным предположить, что один из алтарей мог иметь именно это освящение.

Что случилось в Кондопоге на рубеже XVI и XVII столетий мы можем только предполагать. Никогда еще не сваливалось на заонежских крестьян столько бед разом. Конечно же, ослабившая Российскую государственность Смута междуцарствия отразилась на близком к границе регионе особенно тяжело. Здесь бесчинствовали шведские отряды, опрометчиво призванные на Русь Василием Шуйским в качестве союзников в войне с Польшей. Будучи поначалу расквартированы в Новгороде как сила, призванная стабилизировать обстановку хотя бы на севере охваченной Смутой междуцарствия страны, они впоследствии сами двинулись в Поморье с захватническими целями, сметая все на своем пути. Туда же через Заонежские погосты устремились из-под Тихвина казаки, еще недавно поддерживавшие лже­претендентов на государев престол. Долго еще впоследствии, разбившись после понесенных поражений на отдельные шайки, бродили они вокруг Онежского озера, грабя и притесняя население. По-видимому, Успенскую церковь местным жителям не удалось оборонить. Во всяком случае, в писцовой книге Петра Воейкова и дьяка Ивана Льговского 1616-1619 гг. находим уже новое описание стоявшего в Кондопоге храма: «теплая, с трапезою17, верх шатровой». К тому же он обрел голос, так как помимо самой церкви, и образов, и свечей, и книг, и сосудов, и риз, перечисленных как «церковное строенье мирское», здесь упомянуты еще и «на колокольне колокола».

Таким образом, в начале XVII столетия церковь становится действительным центром общественной жизни населения в этой части Прионежья. Сообщение писцовой книги о том, что она стала «теплой» и что в ней появилась «трапеза», само по себе уже говорит нам — теперь именно здесь собирается крестьянский волостной мир для решения насущных проблем бытия, как вопросов повседневной общинной жизни, так и отношений с властями.

Дальнейшие сообщения государственных переписей о Кондопожской выставке-волостке и наличии в ней церкви Успения Пресвятой Богородицы датируются 1628 г., 1646 г., 1678 г. и 1707 г. К сожалению, мы пока не располага­ем систематическими данными за XVIII век. Посетивший эти места в 1714 г. генерал-майор Михаил Матюшкин даже не упомянул о ней. По всей вероятности, церковь-предшественница ныне существующего в Кондопоге храма, обветшала и ей потребовался ремонт. Впрочем, могла она и сгореть — от молнии, например. Подобных примеров известно множество.

Итак, у кондопожской Успенской церкви было по крайней мере три предшественницы. Первая, возведенная в первой половине XVI столетия, просуществовала всего несколько десятилетий и документы не донесли до наших дней никаких известий о типе этой постройки. На месте сожженного в начале 1580-х гг. «немецкими людьми» храма тотчас же местные жители поставили новый. Известно, что эта вторая церковь была клетского типа с тремя алтарями. Она тоже простояла недолго и была сожжена «немецкими людьми» или «литвой и русскими ворами казаками» в начале XVII века. Храм возвели вновь, его следующее описание датируется 1616-1619 гг. Эта новая — третья — церковь, которую мы за отсутствием иных данных считаем предшественницей стоящей ныне на Кондопожском погосте, была теплой с шатровым завершением, при ней имелись трапезная и колокольня.

Сохранилось описание внутреннего убранства этого храма. Писец Никита Панин и подьячий Семен Копылов в 1628 г. тщательно его рассмотрели и перечислили в писцовой книге. Согласно их свидетельству: «в церкве Божия милосердия образов в тябле: Деисус стоящей, на красках, двери Царские, на празелени. По правую сторону Царских дверей: образ месной Успение Пречистые Богородицы, на золоте, у нее пелена бархатульная; образ месной, на нем писано четыре празника: Рождество Христово, Богоявление Господа нашего Исуса Христа, Благовещение Пресвятеи Богородицы, успение Пречистые Богородицы, на золоте. ... Да в церкве же книг: Апостол, Псалтырь, Часовник, Пролог, Шестодневец, Златауст, Минея опцая, Трефолой, все письменые. Да на колокольнице колокол, а в нем весу четыре пуда, да клепало железное». (РГАДА, ф. 1209. кн. 308).

И конечно же, писцы должны были обязательно отметить: «А в церкве Божие милосердье образы, и книги, и сосуды церковные, и на колокольнице колокол, и всякое церковное строенье мирское приходцких людей».

Общеизвестно, что знаменитая ныне во всем мире церковь Успения Богородицы в Кондопоге - (четвертая ?) на этом погосте, была возведена в 1774 г. Именно так датировал ее появление Л. В. Даль, инспектировавший старинные церкви в Олонецкой губернии в 1876 г. Поскольку послан он был вместе с учениками для обмеров заонежских храмов Академией Художеств, озабоченной планами возведения в Москве храма Христа Спасителя и потому интересовавшейся традициями народного церковного зодчества. Олонецкий статистический комитет должен был представить по заранее присланному особому запросу список наиболее древних церковных построек губернии. Такой документ был составлен петрозаводскими чиновниками с использованием всех доступных им источников, в том числе архивных документов и опросов местных священников, на 98 листах и включал описание 88 епархиальных церквей ХVI-ХVШ веков и 11 монастырей. Остается только предполагать кто явился автором — инспектор из Санкт-Петербурга или местный чиновник, составивший справку по запросу из центра, следующего описания: «В Кондопожском приходе, на Петровско-Повенецком почтовом тракте деревянная церковь Eспения Богородицы, шатровая, одноглавая, построенная в 1774 году. Над олтарем крыша овальная, над папертью — на два ската. Вход в паперть с двух сторон — северной и южной, по крыльцам 18 ступеней. Длина —12 саженей, ширина — 5 саже­ней, олтарь 11/2 с[ажени]». (ЦГИА, ф.789. оп.7. д.8).

Эту же дату появления ныне существующего храма предлагает нам «Главная церковная и ризничная опись» 1875 г.21 Здесь, в помещенном в самом начале «Кратком описании церкви» сказано: «...построена в 1774 году усердием местных прихожан». Существенным дополнением к ранее цитированному документу представляется упоминание о том, что храм «в вышину 18 сажен», а также следующее: «колокольня тож деревянная, осьмигранная, стоит отдельно от церкви на расстоянии 6 сажен, в вышину имеет 18 сажен, главы как на церкви, так и [на] колокольне обиты белым железом».

Итак, привычное восприятие Успенской церкви в Кондопоге как одиноко стоящего на озерном мысу храма, оказывается вовсе не испокон вечным. Всего несколько десятилетий тому назад здесь был целый комплекс культовых зданий. Помимо только что упомянутой шатровой колокольни, располагавшейся совсем близко, и несомненно звучавшей мощным дополнением к доминанте шатра самой церкви — ведь она тоже была шатровой и равновысокой (!), во второй половине прошлого столетия здесь стоял еще один храм — во имя Рождества Пресвятой Богородицы. По свидетельству преосвященного Назария, совершившего в 1898 г. поездку для обозрения Олонецкой епархии и опубликовавшего затем свои заметки о впечатлениях в «Олонецких Губернских Ведомостях», вторая церковь была поставлена в 1857 г.

В начале 1930-х гг. колокольня рядом с церквами еще стояла. С зимней церкви кресты были сняты, но купола сохранялись, о чем свидетельствует счастливо сохранившаяся в краеведческом музее Кондопоги крошечная, потускневшая от времени фотография. Неизвестны ни автор снимка, ни время его появления. Несомненно одно: благодаря старой карточке облик погоста минувших времен из гадательных предположений переходит в реальность, пусть к настоящему времени и утраченную.

Вместе с тем становится очевидной еще одна лакуна в наших познаниях. По воспоминаниям родни отца Иоанна, последнего из целой плеяды священников, служившего в храме Успения вплоть до его закрытия, зимняя (или теплая) церковь была посвящена Троице (напомним, что документы прошлого столетия говорят о Рождественской Богородицкой церкви). Троицкая церковь была обшита вагонкой, выкрашена светлой краской, считалась главной — венчали именно в ней. Около нее же в особые дни — в престольный праздник на Троицу, а также в праздничные для Палеосгровского и Вашеостровского монастырей дни, здесь всегда торговали сбитнем (сбитень - горячий напиток, приготовлявшийся из воды, меда и пряностей). В1929 г. церковь была закрыта. Уже и до этого священ­ник был вынужден крестить новорожденных не в храме, а у себя дома — боялся преследований. В 1936 г. здесь устроят клуб, а перед этим местный колхоз «Культура» использовал здания обоих церквей для сушки зерна.

Колокольню, согласно воспоминаниям старожилов, разобрали где-то в 1934-1935 гг. Около нее поставили лебедку, трос подняли и зацепили за шатер. Стойки подрубили. Еще раньше сбросили колокола. Самый большой увезли куда-то. Один колокол забрали на скотный двор — в качестве сигнального.

Троицкая церковь отличалась богатым убранством. Утварь сохранялась вплоть до 1932 г. Хранились также облачения церковнослужителей. Помнят бывшие прихожане большую хрустальную люстру, круглые голландские печи, расписной потолок и множество икон. С горечью говорят о вандализме, с которым все это уничтожалось: люстры сбивали палками. Купола снесли уже после войны.

Николай Владиславлевич Куспак сообщил нам, со слов финского архитектора Мартти Яааттинена, что во время войны в Успенской церкви проводились службы по правословному и лютеранскому обрядам — через день.

Сознание, что все же не поднялась рука сограждан на рядом стоявший древний храм Успения Богородицы, и горько — от того, что еще раз понимаешь — все, что случилось с Россией — случилось волею и деяниями самих россиян, и сколько-то обнадеживающе — кажется, еще возможно одуматься. Что защитило его? Несомненно — красота и величие подлинности, одухотворенность, идущая из глубины столетий, то самое, что даруется рукам истинно народного мастерства.

Уместно напомнить о ранее прозвучавшем предположении, что Успенская церковь могла быть только перестроена в начале 1770-х гг. Повторила ли она свою предшественницу, будучи возведена вновь, или подверглась каким-то конструктивным изменениям и потому потребовалось новое освящение — вопрос, ответ на который еще не найден. Так или иначе, освященная в 1774 г. кондопожская Успенская церковь была преемницей (как писали тогда: «а на том месте исстари была церковь») и потому настойчивое стремление исследователей объяснить ее «возникновение» здесь, в Кондопоге, в начале 1770-х гг. какими-то особыми социальноэкономическими и политическими причинами не кажется убедительным. Очевидно лишь то, что храм создает полное впечатление реконструкции из прошлого века, своего рода «ретро» для последней трети XVIII столетия. Как очевидно и другое — стоит только взглянуть на публикуемую нами фотографию — церковь и колокольня совершенно разные по несомой каждым памятником духовной информации, они не могли быть возведены в одно время (имеется в виду полустолетие). Церкви, подобные Успению Богородицы, строились в Заонежских погостах в конце XVI — XVII веке. В их ряду широко известные Петропавловская на Лычном острове (1620 г.), Варваринская в селе Яндомозеро (1650 г.), Богородицкая в селе Гимрека (вторая половина XVII в.) и множество несохранившихся до нашего времени храмов, например, Никольская в селе Линдозеро (1634 г.), Троицкая на Климецком острове и Святого пророка Ильи в Палеосгровском монастыре, наконец, Преображенская — одна из сгоревших от молнии в 1693/94 г. церквей-предшественниц знаменитого ансамбля на Кижском погосте. Все их объединяет характерное описание: «с трапезою, верх шатровой высок», под которым есть все основания предполагать классический для Севера тип постройки, традиционно имеющий шатровое завершение — «восьмерик на четверике».
муркотик
Следующие посты составлены бывшим модератором ветки Шторм. В настоящее время эккаунт пользователя более не существует.
Перемещены сюда из фотогалереи Выборга, как более соответствующие тематике этого топика.
Авторство постов сохраняется!


Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник "Павловск"
Дворцово-парковый ансамбль "Павловск" - памятник архитектуры конца XVIII - нач. XIX вв. В его создании принимали участие выдающиеся архитекторы, декораторы и живописцы XVIII-XIX веков - Ч. Камерон, В. Бренна, А. Воронихин, Дж. Кваренги, К. Росси, П. Гонзаго и др.
Павловский дворец служил императорской и великокняжеской резиденцией. С ним связаны имена Павла I и Марии Федоровны, великих князей Михаила Павловича и Константина Константиновича (К.Р.). Сегодня Павловский дворец - это музей, собрание которого насчитывает более 45 тысяч экспонатов, включает в себя коллекции русского и западноевропейского декоративно-прикладного искусства, живописи и костюма, собрание античной скульптуры. Музей развивает новые направления своей деятельности - выставки современного искусства, образовательную деятельность для детей и взрослых.
Павловский заповедник площадью 540 гектаров пользуется славой одного из крупнейших пейзажных парков Европы. Это единственный загородный парк, который уже в течение двух веков открыт для широкой публики. С XIX века существует традиция музыкальных концертов, которые проходили в несохранившемся здании Павловского вокзала.
Коллектив музея-заповедника работает не только над возвращением утраченных экспонатов, реставрацией зданий и интерьеров, но и над созданием новых программ, отвечающих современным требованиям к работе музея.
Для посетителей открыты Парадные залы дворца, Жилые комнаты вдовствующей императрицы Марии Федоровны, экспозиция "Убранство жилого интерьера XIX века", "Музей костюма", портретная галерея Романовых. В парке ежегодно проводятся музыкальные фестивали "Славься, Глинка!" и "Императорский букет", массовые праздники и народные гуляния.
В декабре 2007 года музей-заповедник будет праздновать свое 230-летие. К юбилейной дате будет приурочено открытие трех новых выставок, которые дополнят существующую экспозицию.
Дворцово-парковый ансамбль, памятник искусства эпохи неоклассицизма кон. XVIII - нач. XIX вв. В его создании принимали участие архитекторы Ч.Камерон, В.Бренна, А.Воронихин, Дж.Кваренги, К.Росси; скульпторы И.Прокофьев, И.Мартос, М.Козловский, И.Теребенев; живописцы Д.-В.Скотти, Меттенлейтер, П.Гонзага.
Павловский парк — один из самых больших в России — создавался на рубеже XVIII—XIX веков, когда в Европе и в России становится модной планировка парков по типу английских пейзажных, то есть свободная планировка, как бы воспроизводящая естественный ландшафт. Парковые постройки напоминали о сельской жизни, о близости к природе, семейном уюте. Со временем, под заботливым руководством великой княгини, а затем императрицы, в парке было построено тридцать семь павильонов, обелисков и «руин» — сооружений в различных стилях, но выполненных со вкусом и изяществом.
Павловский парк расположился на небольших холмах и его естественно окружали рукотворные пруды, запруды, водопады. Владельцы Павловска постоянно следили за тем, чтобы парк пополнялся фруктовыми деревьями из Москвы, дубами из Южной Финляндии, липами из германского города Любека. В результате особенного внимания к парку Марии Федоровны и садовников там удалось создать розарий, где цвело не менее тысячи роз. В один только Собственный садик, расположенный под окнами комнат Марии Федоровны, ежегодно требовалось десять тысяч горшков с цветами. В парке устраивались клумбы из красных, белых и голубых цветов, повторяющих цвета русского национального флага. Сюда доставлялись черенки и семена из Грузии, Турции, Франции, Англии. Так, в 1795 году английский король Георг III направил в Павловск коллекцию из 126 редких культур из своего ботанического сада в лондонском парке Кью. Эту коллекцию в Россию привез специальный корабль, а затем из Петербурга в Павловск ее доставили 15 экипажей, каждый из которых был запряжен четверкой лошадей.С годами Павловск превратился в энциклопедию ландшафтной архитектуры. В его рукотворных пейзажах отразились основные тенденции планировки европейских садов XVIII—XIX веков. Несмотря на то, что в основном здесь господствовал английский стиль, вокруг дворца была устроена регулярная французская планировка; Собственный садик — камерный голландский; в районе Больших Кругов — композиции с регулярными партерами, украшенными классической скульптурой. Большая каменная лестница была построена в типично итальянском стиле с чугунными львами у основания и двумя мраморными львами у вершины. Все это в России поражало своей новизной, естественностью и взаимосвязью с архитектурными памятниками. На этом фоне в Павловске и происходили такие грандиозные праздники, как, например, в 1814 году — в честь триумфального возвращения на родину императора Александра I после одержанной победы над Наполеоном. В этом торжестве принимал участие юный лицеист Александр Пушкин.В устройстве посостоит в том, чтобы, почувствовав характер окружающих его объектов, которые природа разбросала беспорядочнодобных праздников чрезвычайно велика была роль выдающегося художника Пьетро Гонзага, который прославился и как мастер парковых ландшафтов. Так, он полагал, что «умение садовника , подчинить их особому порядку, чтобы усилить воздействие этих предметов на человека».
Парк хорош во все времена года: он графичен зимой, когда деревья стоят оголенными, выполнен пастелью весной, с первыми, дрожащими на ветру зелеными листочками, написан акварелью летом и маслом осенью. Прекрасный парк и дворец являлись для Марии Федоровны тем местом, где сосредоточились ее талант и художественный вкус. После смерти Павла I Мария Федоровна изменяет стиль светской жизни Павловска, сложившийся в предшествующие годы. Отсюда ушли воинские марши, армейская муштра и порядки.
Отныне здесь складывается большой круг знаменитых ученых, художников, писателей, поэтов. Проходят музыкальные вечера, театральные встречи и даже опыты в области науки.Здесь, во дворце, идет пьеса, специально написанная русским поэтом Гавриилом Державиным для Павловска, выступает Юрий Нелединский-Мелецкий, известный своей поэмой «Стансы о Павловске». Сюда регулярно приезжает В. А. Жуковский, который читает вдовствующей императрице свои прекрасные стихи, и стремится знаменитый баснописец Иван Андреевич Крылов — участник литературного салона императрицы.Традиции Павловска, связанные с развитием культуры, с регулярными встречами здесь художников, композиторов, поэтов, артистов, сложившиеся при первых владельцах дворца, были продолжены, и после смерти Марии Федоровны.Особое место занимала музыка, которая всегда первенствовала среди других искусств в России. Именно в Павловске впервые проявил себя русский композитор и пианист Дмитрий Степанович Бортнянский. Уже в 1786 году он приглашен в Павловск для того, чтобы давать уроки музыки семье Павла Петровича. С этого момента и началась разнообразная и яркая музыкальная жизнь во дворце. По вечерам на плацу играли военные духовые оркестры, в парке пели народные песни крестьянские девушки, в павильонах устраивались музыкальные вечера.В 1838 году между Петербургом и Павловском была построена первая в России железная дорога. Конечная станция этой дороги находилась в парке, недалеко от дворца. Однако проезд был дорог, и из опасения не оправдать затраты дирекция железной дороги решила организовать в Павловске музыкальные концерты, пригласив знаменитых дирижеров и исполнителей того времени. Так появился ставший сразу популярным Павловский вокзал, где зазвучала музыка знаменитого русского композитора Михаила Глинки. Но наибольшую популярность Павловску принес, конечно, композитор и дирижер Иоганн Штраус, король вальсов, как его называли в XIX веке.
В истории Павловского дворца и парка преломились судьбы многих поколений. Будучи практически опустошенным и уничтоженным в годы Второй Мировой войны, Павловск — и как архитектурный ансамбль, и как великолепный музей — был возрожден в результате огромных усилий реставраторов, давших современникам уникальную возможность погрузиться в мир Прекрасного.
Любимый город и его окрестности.


Всего фото в этом сете: 17. Нажмите для просмотра.
муркотик
Шторм© Не поднимать репутацию и не благодарить! Пост перемещён.

Пушкин(Царское Село)
После великой государственной катастрофы Великого Княжества Московского (России), «смутное время» (в результате ослабления Москвой, при правлении Иоанна III, северного форпоста-страны Новгорода), 27 февраля 1617 года после долгих переговоров в деревне Столбове, между Тихвином и Ладогою был заключён договор. По нему Швеция возвратила России Новгород, Старую Руссу, Порхов, Ладогу, Гдов с их уездами и Сомерскую волость, а удержала за собой Ивангород, Яму, Копорье и Орешек со всей Ингерманландией; сверх того она получила деньгами 20000 рублей серебром и подтверждение на вечное владение Лифляндией и Кексгольмом со всей русской Карелией. Таким образом, Швеция достигла своей цели и бесспорно стала политическим лидером на Севере. Но как непродолжительно было это первенство! Уже в первые годы XVIII века русский двуглавый орёл снова парил над Невою, и Швеция вскоре утратила все свои завоевания. Но и это кратковременное господство её было не бесплодно для Ингерманландии. Земли по берегам Невы переходят в разряд "коронных" земель, в устье реки Охта восстанавливается крепость-город Ниеншанц (современный С-Пб), построенный на месте старых поселений финнов и русских. Часть население отказывается от православия, это понятно человек хочет жить спокойно. Земли отдаются шведским феодалам, приглашаются немецкие переселенцы. Край, обезлюдевший в результате кровавых войн, начинает обустраиваться. На шведских картах на месте Екатерининского дворца появляется селение Сарис-гоф, а Париц-гоф (Перусино) при реке Славянка, где ныне находится Павловский дворец. Наличие " - гоф" говорило, что в этом поселение есть господский дом. Есть мнение что до шведов в этом месте было русская (финская) вотчина Сарица, финское название Саари Мойс (Саарская мыза), ("мыза на возвышенном месте"). Скорее всего уже были в округе и другие финские деревни (Тярлево, Баболово, Гуммолосары. Кискисары и т.д.) О дальнем родстве Невских финнов с волжскими уграми может свидетельствовать название столицы Чувашии Чебоксары.На одной из шведских карт XVII века, хранившийся в архиве Военно-Топографического отдела Главного Штаба, владельцем Сариц-гоф показан Camme Peter Aryson Roma. Усадьба состояла из деревянного дома, хозяйственных построек к нему и скромного сада, разделенного двумя перпендикулярными аллеями на четыре квадрата. В 1624 году весь Дудеровский погост был отдан в лен Государственному советнику Шведского королества Иоанну Скотту.Первое упоминание Саарской мызы в документах Российской Империи, связанных с Северной войной, относится к 1702 году. В донесении Петру I "24" августа того года Ф.М. Апраксин сообщил о разгроме неприятеля в Ижоре и бегстве неприятельского отряда из Сарской мызы к Ниену (Ниеншанц). На Шведских картах того времени рядом с Сарис-гоф, встречается и Париц-гоф (Перусино), при реке Славянка, около славянской церкви, где сейчас Павловский дворец. Рядом находилось не большое поместье Карлборг.В 1702 году Россия овладевает крепостью Орешек. 25 апреля 1703 года Император Пётр I прибывает под осаду города Ниэншанца. Через пять дней после бомбардировки город сдался. Город был переименован в Слотбург. 16 мая на острове Яннисаари был основан Санкт-Петербург, старый город решили разрушить. Ещё не окончив войну, Петр I в 1703 году, назначает Светлейшего князя Александра Даниловича Меньшикова генеральным губернатором Ингерманландии, Карелии и Эстляндии. Затем 24 июля 1710 года по приказу Петра I мыза с 43 приписанными деревнями и угодьями была "отписана" его будущей жене Екатерине Алексеевне (Марте Скавронской) и включена в разряд дворцовых земель (официальное бракосочетание Петра I состоялось в феврале 1712 г).Так зародились условия появления дворцово-паркового ансамбля "Царское Село" и города Царское Село, связанные с освобождением из шведского плена старинных Новгородских (финских земель) владений у берегов Невы, строительством Петербурга и превращение его в столицу Русского государства. (Финны из одного из основных народов, участвовавшего в образовании государства Руси, превратился в "чухонца" инородца в Российской Империи).Для постройки нового дворца и столицы нужны мастера и работники. Финны в основном охотники и рыболовы, они мало годились для строительных работ. В большом количестве из центральных губерний России завозятся "мужики"- мастеровые, около Петербурга появляются русские деревни. Около Сарского села появляется русская деревня Кузьмино. В 1710-1720 гг. на месте усадьбы появляется загородная царская резиденция. Вокруг нее, между финскими поселениями (мызами), возникают русские деревни. После постройки и освещения 2 ноября 1716 года (по ст. стилю) деревянной церкви в память Успения Святой Богородицы, Сарская мыза принимает настоящий "Русский вид" поселения. В это время Пётр I чуть не погиб в Прутском походе. Благодаря действиям Екатерины Алексеевны всё кончилось благополучно, но южное направление экспансии осталось пока только мечтой для России. В летом 1712 года Ингерманландский корпус Апраксина в составе 8-ми пехотных и 2-х драгунских полков должен был выступить против шведов в Финляндию из Петербурга. Нарвским драгунским командовал полковник Эрнст Себастьян фон Манштейн. В отряд были включены казаки под командованием гетмана пана Черского. Шведские войска были под командованием генерала Либекера. 31 августа у Аборфорса произошло столкновение армий. Русская армия отошла назад к Выборгу. В 1713 году в Померании под Фридрихштадтом, русские войска нанесли ощутимый удар шведам. 10-11 мая русские войска атакуют Гельсингфорс, шведы его бросают. Но русские проходят дальше не заходя в город. В июле русские войска захватывают город и начинают переносить туда свою морскую базу. 5 октября русские войска под командованием фельдмаршала Апраксина у реки Пелкина «потрепали» войска шведов под командованием энергичного Армфельда. В 1714 году 19 февраля русские войска под командованием князя Голицына около деревни Пильмага разгромили шведскую армию под командованием Армфельда. Практически все сухопутные силы шведов в Финляндии были разгромлены. 27 июня 1714 года русский флот под командованием Апраксина одержал выдающуюся победу над шведами у мыса Гангут. В 1715 году прошёл в не прерывной борьбе с финским и шведским населением. Все тяготы войны несло оно. Заготовка фуража для армии и т.д. 1716 и 1717 годах военных действий не велось. 1717 год. Для служащих устроена небольшая Служительская слобода – основа будущего Царского Села и проводятся мероприятия по упорядочению ее планировки и застройки. Успенская церковь просуществовала не долго, через год начали строить рядом новую Благовещенскую церковь, которую осветили в 1724 году. Некоторое время мызу называли Благовещенским селом. 1717 -1724 года. Проложены в лесу просеки и прорубки для охоты. Петр I ввёл моду на сады, устроил первые оранжереи. Не обошла эта мода и Сарское Село была построена деревяная оранжерея. Интересно, что есть легенда, что ели на берегу Рыбного канала посадил сам Пётр I. Из этого надо сделать вывод, что хотя бы часть ручья Вангазя уже пустили по новому руслу - Рыбному каналу, ещё при Петре I. В мае 1718 года начались переговоры на Аландских островах. Но 30 ноября (11 декабря) 1718 года шведский король был убит, во время Норвежского похода. Для «ускорения» переговоров галерный флот под командованием Апраксина с 26 000 тысячами солдат высаживает десант на Шведский берег. Было сожжено 135 (?) деревень и 9-ть металлургических заводов. Казаки были в 10 верстах от Стокгольма. Британский флот своей демонстрацией хотел противодействовать русским, но успеха это не принесло. В конце августа весь русский флот и армия возвратились на зимние квартиры. 1718 год. Напротив каменных палат устроены три понижающиеся террасы. Заложен обширный сад. Работы вёл мастер регулярной парковой планировки Я.Роозен. Сам сад, тогда располагался до канала, не зря территория за каналом носит название Дикая роща. Поливать его стало намного проще (из Рыбного канала). Работники вотчины расселялись вдоль нынешней Садовой улицы, поближе к источнику воды. Вторым источником воды в Селе является река Кузьминка. Вначале её находилась финская деревня Баболово. Как не странно кладбища располагались за ручьями, за Вангазя в районе современного Запасного дворца хоронили жителей Сарской мызы и за Кузьминкой хоронили жителей деревни Кузьмино. Весной 1720 года русский галерный флот снова у побережья Швеции. Десант под командованием Менгдена превращает в пепел Умео. В июле происходит знаменитое сражение при Гренгаме, закончившееся победой русского флота.1 марта (10 апреля) 1721 года начались мирные в Ништадте (современный Уусикаупунки). После очередного погрома берегов Швеции русскими войсками он был подписан. Был положен конец Северной войне.1719 -1722. Царское Село. Очищен и углублён Большой пруд, выкопаны 1-й и 2-й Малые пруды, берега укреплены сваями.
1723. Царское Село. Построен увесилительный деревянный павильон "Зал на острову". В правление Екатерины I в селе появился кирпичный завод, дворец и село строилось.
Императрица завещала мызу своей дочери Елизавете. Вступив на престол Император Пётр II в 1727 году подтвердил её права на Село. Дворец был уже 2-х этажным и имел 58 окон. Императрица Анна Иоанновна не вмешивалась в дела вотчины своей двоюродной племянницы Елизаветы Петровны. Сад в селе уже окреп и Елизавета может сдавать его в аренду. Средств у неё немного и село ещё мало чем напоминает Царскую резиденцию.
1728. Царское Село. Постройка деревянных конюшен. 24 июля от удара молнией сгорает Благовещенская церковь. Кто был первым управляющим Саарского села неизвестно с 1710 по 1730 года. А вторым «приказчиком» был Лукоперов, дворец имел 16 комнат.
В 1733 году 1 февраля скончался король Польши Август II. С помощью русского оружия и золота на трон входит Август III.
1734. Царское Село. Заложена каменная Знаменская церковь, архитектор И.Я.Бланк. (Существует до сих пор).
В 1739 году подписан Белградский мир с Турцией. Ведя тайные переговоры с Турцией Швеция упускает шанс пересмотра границ с Россией.
1740. Царское Село. Проложен водопровод от ключей деревни Виттолово.
17 октября 1740 года скончалась Императрица Анна Иоанновна и на престол восходит Иоанн Антонович. В марте Миниха вынуждают подать в отставку. Как не странно именно иностранец Миних уровнял в армии жаловании иностранцев и русских.
28 июля 1741 года в Швеции обнародуется манифест о войне с Россией. Одной из надежд Швеции был дворцовый переворот на деньги Франции. С 25 на 26 ноября 1741 года, группа гвардейцев явилась к Елизавете с предложением взойти на престол. На следующий день они уходили в поход в Финляндию.
1741. Царское Село. После восшествия на престол Императрицы Елизаветы I (Петровны), Царское Село стало официальной летней резиденцией Российских монархов.
Любимый город и его окрестности.

Всего фото в этом сете: 15. Нажмите для просмотра.
муркотик
Шторм© Не поднимать репутацию и не благодарить! Пост перемещён.

Петродворец
Сколько лет Петродворцу? 299. Он впервые упоминается 12 июля 1705 года, когда Петр выстроил в нем "путевые хоромы" на полдороги в строющийся Кронштадт. Эта дата считается днем рождением города, связанная в нашем представление с предпосылкой к зарождению всемирно известного комплекса столицы фонтанов. Но сама местность значительно старше, хотя ее геологический возраст отнасительно молод. 4000 лет назад здесь было Литориновое (именем тамошнего моллюска - литорина) море, включавшее в себя Финский залив, Неву и Ладожское озеро. И лишь впоследствии, между ними осталась протока - которую, за сравнительно молодой возраст, назвали Невой - Новая вода (финск). Петергоф известен своей терассой, на которой строились дворец и каскады. Это - берег древнего моря. Прибрежная низменность, тянущаяся перед ней узкой полосой, издревля было чахлым, заболоченным местом. Не случайны названия, данные финоугорскими народами, жившими здесь изпокон веку: р Лига (Лика - грязная), Автово (Ауттова - пустошь) и др. И все ж они любили свой родной край, где водилось много дичи и рыбы, назвав его Инкермаа (прекрасная земля), к которому уже в XVII веке, шведы, не знавшие их языка, приставили свое слово "ландия" - земля. Так что, Ингерманландия переводится как товтология: прекрсаная земля-земля! Еще в IX в (очевидно, с приходом Рюрика) она вошла в состав Киевской руси, а затем стало Водской (Водь, Чудь, Ижора, Мордова - местные финнские племена, их именем названы реки, озера, и др.) пятиной Великого Новгорода. Новгородцы строили свои укрепления (Старая Ладога, Орешек, Копорье, Ямбург и др), но местность оставалась по-прежнему заселена финнами, вплоть до XVII соблюдавшими такие "дикие" обряды, как сожжение белого петуха (белый цвет в древности считался траурным, вспомним дошедший до нашего времени обычай невесте быть в белом) в ночь Ивана Купалы с 22 на 23 июня, многие из них поклонялись языческим богам, что, впрочем, до петровских времен, не преследовалось. Каждой новгородской пятиной заведовал посадник - изначально, наместник князя, 'посаженный' следить за порядком. Налоги (пошлины) с жителей взымались по Новгородской (а воследстие Московской) писцовой книге, документальному источнику, известному с XIV в. Финский залив назывался Варяжским морем. С давних пор по нему проходил торговый путь из варяг в греки, а так же сами Новгородцы выходили по торговым делам "в море Варяжское, а по тому морю и до Рима". За проход бралась определенная плата, в том числе и со своих, недаром, многие купцы шли в обход по Вуоксе, где нередко гибли на порогах.Недаром, иноземцы пытались захватить наши топкие земли. Не единожды происходили приграничные стычки с немцами, шведами.... Известна Невская битва на р. Ижора (1240 год), когда шведский флот (а ведь еще не так давно эта держава отдала в жены новгородскому князю Ярославу (отцу Александра Невского) свою 15 летнюю принцесу Ингеру, что, однако, ывозможно было сделано лишь с тем умыслом, что та, сумев повлиять на своего 42-х летнего мужа, заведет на Руси шведские порядки, а возможно даже сдаст ее швеции) под командованием Ярла Биргера (завоевателем Финляндии и онователя Стокгольма) внезапно высадились на беегу Невы у впадения в нее р. Ижоры, входившую во владения Новгорода. Узнав об этом, новгородское вече собрало ополчение. Русскими войсками командовал 20 - летний князь Александр Ярославич (сын шведской принцессы) и за один день разбил врага, распределив силы так, что покуда одни вызывают шведов на бой, другие топят и жгут их ладьи, на которых всеж еще оставались люди, недаром известен случай, как купца Гаврилу Олексича скинули с нее в воду. Однако, враг пал, а молодой князь Александр получил прозвище "Невский" и был причислен к лику святых. Кстати, вскоре после памятого события, Александр рассорился с Новгородцами и на два года был отстранен от власти (новгородцы сами себе призывали князя, и признавали его лишь как военоначальника, княжеская власть у них официально не была наследственной. Так, Ярослав Юрьевич (отец Александра) изначально княжил в основанной его отцом Москве , а затем - во Владимире.Два года спустя, 5 апреля 1242 года, под его же водительством, русичи отразили натиск немцев на Чудском озере. Эта битва получила название Ледового побоища (5 апреля 1242г). И, как и Невская, свершилась в один день и окончилась поражением задля иноземных захватчиков, в данном случае - Тифтонского ордена крестоносцев, куда входили немцы и датчане (но не готландские, с которыми мирно торговал Новгород, а другие, Дания в те поры так же делилась на отдельные части). Битва состоялась на нестаявшем льду Чудского озера, враг шел клином или "свиньей", в центре которого находились кнехты, или наемная пехота, солдаты которой были жителями захваченных земель Латвии и Эстонии. Но русские войны зажали врага с боков и выгнали на середину озера, где лед невыдержал и проломился под ним. Новгородцы же, наголову разбив противника, освободили взятый им вольный Псков...., но не вернули себе тех исконно русских земель на территории Эстонии (так, на месте нынешнего Тарту до 1210-х годов был город Юрьев) которые тот захватил за несколько десятков лет до этого. Впрочем, им было и не до этого - оставленные Золотой Ордой, они по уговору, должны были платить ей немалую дань и при случае оказывать ей военную помощь К слову сказать, Александр Невский пришелся ей не по вкусу, за что и был отравлен в возрасте 43 лет.В 1300 году, шведская армия вошла в Неву и высадилась в устье р. Охта, где основала деревянную крепость Ландскрона (Венец земли), под стенами которой подоспевшие новгородцы сперва потерпели поражение. Не удалась их военная хитрость: желая обезоружить противника, они попытались спалить его флот, пустив по Неве горящие плоты. Однако, враг вовремя натянул жеклезную цепь и огонь недостиг его ладей, мирно покачивающихся у причала. Тогда новгородцы пошли на штурм, но и тут потерпели неудачу. И лишь весной следующего года отряд новгородских ополченцев (вольный Новгород не имел регулярной армии, в бой шли его жители) смог сжечь вражеский лагерь.... Русскими войсками командовал сын Александра Невского - новгородский князь Даниил, отличавшийся чрезмерной набожностью (именно он в свое время основал московский Данилов монастырь), недальним умом (ведь поджечь Ландскрону он мог и на год раньше, когда осадил ее после неудачи с разгромом флота). На месте павшей Ландскроны русские основали крепость "Невоустье", а княжение в Новгороде прекртилось - князь Даниил ушел в Москуву, где стал родоночальником московской династии, его сын, Иван, прозванный Калитой (кошелек) помогал Орде, усмиряя Тверь и собирая дань со всех русских городов, в том числе и Новгорода, к тому же, брал он значительно больше, чем это требовалось татарам, весь излишек оставляя себе, чем способствовал дальнейшему выдвижению Москвы, уже при нем ставшей первопрестольной (какое-то время шло еще соперничество с Тверью, однако уже вскоре стало ясно, за кем останется последнее слово). Новгородцы же вместо князя, стали выбирать из своей среды 6 посадников, главный из которых правил в Новгороде,остальные же заправляли его "пятинами", собирая налоги с местных жителей по специальной Писцовой книге.Но, кроме заграничных интервентов, и на Руси были свои междуусобицы. До XV в, она находилась на стадии феодальной раздробленности, и лишь постепенно пришла к централизации. К воцарению Великого князя московского Ивана III (1562 год), Русь делилась на два мощных лагеря - вольный Новгород, не сломленный даже монгольским нашествием, который можно было назвать русской Венецией за торговый уклад и решение общих дел народным собранием,или вечем (примечательна схожесть со словом вечность - новгородцы, безусловно, верили в свое вечное процветание), где жители сами себе избирали предводителя и Москва,еще со времен Калиты (XIV в). выдвинувшаяся за счет пособленничества Орде, ставшая стяжателем русских земель с мощным выделением великокняжеской власти (недаром, уже при Иване III у крестьян оставались свободны лишь 2 недели в году, на кануне Юрьева дня, а сам князь, дабы прибрать их к рукам, назвался потомком римских цезарей по немецкой ветви, кстати, его сын Василий Темный объявил Москву третьим и последним Римом).Однако, и Новгород к тому времени истощился под нажимом бояр - его фактических правителей. А те не хотели противиться сильной Москве и не уделяли средств на вооружение. А той как раз нужны были нужны новые земли для утверждения безопасности своего господства. Поэтому, в Шелонской битве на р. Шелонь, весной 1471 года, новгородцы, численно превосходившие московских захватчиков, были разбиты, а их посадник Дмитрий Борецкий казнен. К власти приходит его мать, Марфа-Посадница, открывшая ворота врагам, убийцам своего сына.... Все новгородские земли перешли к Москве, в том числе и Ингерманландия, где в ту пору был посадником Захарий Григорьвич Овинов, имевший вотчину на территории Дудоровского погоста, простирающуюся вдоль берега от Стрельны до Бабигона, по одной из версий, он сдался одним из первых, и после его смерти (А. Гейрот обвиняет в ней людей разъяренного архиепископа) в 1477 году, надел передается по наследству его сыну Ивану.Однако, он уже не был посадником, а после его смерти в 1501 году, его земли были пожалованы самим князем своему сподвижнику Афанасию Васильевичу Бестужеву. Одновременно с этим, Дудоровский (куда входили и земли нынешнего Петродворца), Ижорский и Ярославский погосты были объединены в Орешковский уезд (бывшую Водскую пятину). Однако, фактическим административным центром стал не древний Орешек, а Ивангород - новая княжеская вотчина - крепость, воздвигнутая, на самой границе, (на другом берегу издавна находилась грозная немецкая крепость Нарва) чтобы отражать натиски немцев. Новых посадников избирали лишь с согласия Москвы. Но, как Новгород сдал Ингерманландию неприятелю, так и ослабшая в последствии Москва отдаст ее шведам. Это случится в 1617 году, по Столбовскому мирному договору, или трактату, подписанному 27 января 1617 года. Причем, шведский король Густав Адольф не скрывал своих намерений: Нева - торговые ворота", - говорил он - "которые легко во всякое время запереть от русских. Русские совершенно отрезаны от балтийского моря"..... И все ж москвичи, за неимением сил к сопротивлению, согласились. С нашей стороны стоял царь Михаил Романов, а так же Боярская дума, возглавляемая патриархом его отцом патриархом Филаретом...Наступает новый этап в истории Ингерманландии, ставшей шведской переферией. Орешковский уезд распался - вместо бывшего Дудоровского погоста образовалось баронство Дудергофское, ставшее вотчиной Юхана Шютте (Иоганна Скитте), бывшего наставника шведского короля Густава Адальфа, за что тот его отблагодарил в 1629 году, сделав губернатором всей Ингерманландии, получившей даже собственный герб:Любимый город и его окрестности. Большинство русских ушло на юг, (на что им было дано около двух недель) не пожелав работать на иноземцев, зато там стали селится финны - народ, еще раньше покоренный шведами.К примеру, на месте будующего Петродворца, нынешняя Бабигонская возвышенность, прежде называвшаяяся Поповой горой и включавшая в себя около 10 русских деревень, стала именоваться по-шведски: Папигондо, и лишь сто лет спустя, Петр назвал ее на русский слух: Бабий гон, или Бабигон. Вокруг нее образовалось 9 финских селений: Карикалла, Матилля, Таллис, Тоивойки, Пюикалла (или Хараккалла),Кокхлатт,Усикондо, Волокондо и Вузолла. Надо заметить, что финны селились на верху литоринового уступа, причем небольшими деревушками, а то отдельными хуторами. В 1670-х гг. На месте Петродворца было: мыза капеллана (попова мыза, к югу от Собственного проспекта), ее именем 1700-е гг называлась вся местность, пукуда за ней не закрепилось нового имени - Петергоф, деревня Куусойя (3 двора), на западном берегу Фабричного оврага, хутор Савикюлля - на противоположной стороне, на месте Гранильной фабрики. Хутор Мятисиля - над каскадом "Золотая гора", Хутор Иссикюлля, усадьба первого здешнего "мызника" Карла Арнандера - на Пирамидном пруду (которого тогда еще не было). Деревни Клементулла (2 двора), Харье (2 двора) и хутор Поббуль находились на месте Александрии.
муркотик
Шторм© Не поднимать репутацию и не благодарить! Пост перемещён.

Век XVIII стал первым и основопологающим столетием в истории Петродворца. Изначально он строился, не только как летняя императорская резиденция, но и как памятник победы русского народа зы выход в море. То многое, что было заложено еще при Петре, в последствии развивалось и обогащалось. В создание Петродворца принимали участие лучшие зодчие и мастера своего времени. Недаром, его называют "жемчужиной русского искусства", и пожалуй даже, мирового. Кроме того, редкая усадьба может похвастаться столь удачным пейзажем. Еще сам Петр определил Петродворец (до 1944 года он назывался Петергофом (петров двор. нем), как столицу фонтанов, столь обычных для регулярных парков того времени. И в тоже время, в их образ вносилось и свое, русское, что делало их особыми от их зарубежных прообразов. При Петре Петродворец строился и как триумфальный памятник победам в Северной войне и овладению Балтикой. На языке аллегорий восхвалялось мужество русских воинов, высмеевался позор шведских захватчиков. Первое упоминание о нем было еще до основания "попутных светлиц", 12 июня 1704 года, когда Петр писал о генерали Репнине "лежит болен в Поповой мызе", как тогда называлась эта местность. В походном журнале Петра за 1705 год упоминается о его "попутных светлицах" - деревянном доме на западном берегу Фабричного оврага этот день - 12 июля 1705 года (ровно год и тринадцать месяцев спустя после первой заметки) - до сих пор считается днем рождением города. Первый же деревянный дворец Птера I "при море и роще", что стоял внизу вполоть до 1770 годов (а значит, стал первой нижней постройкой) западнее Марли, существовал уже в 1708 году, так как 27 февраля Петр уже приказал Александру Кикину: "погребок сделать, у тех хоромец, что в Поповой мызе стоят"..... Однако, уже 25 мая 1711 года , Петр осматривает место будующей резиденции и назначить дело"фонтанов питергофскому строению". За год до этого, царь, окрыленный Полтавской победой, велел "строить забавные дома". Но работы откладываются до 1714 года, когда шведам нанесли поражение при Гангуте...Но место будующей императорской резиденции уже было отмеряно 16 августа 1710 августа Ю. Шаховским.В те поры, южный берег финского залива был роздан во владение петровским сподвижником. к востоку от Нижнего парка с 1714 года, жил фельдмаршал. Я. Бюрс, а с запада в 1719 году поселился медик И. Блюментрост.Петр же назвал свою резиденцию Петергофом, что в переводе с немецкого означает петров двор. При Петре были Верхний сад и Нижний парк, а так же устроен самотечный водовод, не имеющий аналогов во всем мире. Вода сама, по свинцовым трубам, шла под уклон от ропшинских источников, расположенных в 22 верстах от резиденции, в то время, как в прочих европейских усадьбах приходилось использовать мощные насосы.При Петре над созданием Петергофа трудились многие всемирно известные зодчие - Ж. Леблон, Н. Микетти, И. Браунштейн, М. Земцов (работавший вплоть до 1740 года) , гидравлик П. Саулем (работавший до 1727 года), садовый мастер Л. Гарнехфельст (до 1728 года) и многие другие. В сохранившихся до наших дней их творениях трудно выявить индивидуальность - все сливалось в единое целое, к тому же сам Петр, являвшийся авторм многих идей, нередко вносил свои исправления, порою даже нарочно отходя от западного оригинала, который так стремились копировать иноземные зодчие. При Петре были созданы: основная планировка Верхнего сада и Нижнего парка, три пруда в Верхнем саду, где последствии поместили фонтаны, дворец с Большим каскадом и каналом, ставшим основной планировочной осью Нижнего парка, Аллею фонтанов, Большие партеры, фонтаны "Чаши", галереи - прообразы Воронихинских коллонад, фонтан "Адам" Руинный каскад (будующая "Шахматная гора"), фонтан "Пирамида", Оранжерея, Менажерия, Монплезирский ансмбль с пятью фонтанами, Песочный пруд (где устроят фонтан "Китовый", Марлинский ансамбль, Эрмитаж...Официальный праздник открытия резиденции был 15 августа 17 23 года, хотя по хвалебным запискам иностанцев (к примеру, Фридриха Бергхольца, камеръюнкера, а впоследствии секретаря будующего зятя Петра, герцога Голштинского), следует, что еще за несколько лет до этого Петродворец представлял зрелище изумительное, неповторимое и впечатляющее.... Тем более, что в 1721 году (как раз к этому времени относятся записки Бергхольца) была окончена Северная война и Россия получила статус Империи) Петр умер в 1725 году. Последующие 5 лет в истории Петродворца малоизвестны. Дело в том, что за это время сменились два правителя, далеко не столь великие, как их предшественник. Так, в духлетнее царствование Екатерины I (1725-27), велись малые работы по довершению заложенных ансамблей. , в Нижнем парке, перед петровской оранжереей, поставили фонтан "Тритон", (арх. Т. Усов, прекративший работу после смерти императрицы). По проекту М. Земцова, игравшего при Петре весьма малую роль, за западной Фонтанной галереей устроили фонтан "Фаворитка", вскоре повторенный в Петербурге для Летнего сада, а так же против фонтана "Адам" поставили "Еву" - императрица, считавшая себя достойной продолжительницей петровских дел, воплотила себя в облике первой женщины на Земле. По проекту Земцова, создали Ассамблейный зал при Монплезире, атак же начали возводить дворец "Монкураж" для всесильного Меншикова, фактического правителя России. Большой участок, отведенный для него на месте Александрии, поглотил не одну усадьбу петровских времен, но хоромы так и не были достроены. 8 октября 1727 года Меншиков был сослан столь же влиятельным временщком - А. Долгоруким, состоявшим уже при новом императоре - Петре II. Светлейший князь не подумал, что новый правитель - новые порядки, а значит, спаивая императрицу для ослабления ее влияния, он укорачивает не только ее жизнь, но и срок своей безопастности. Ту же ошибку допустил и А. Долгорукий, эпоха которого (значительно более страшная, так как он в конце 1727 года перевел столицу в Москву, более чем на два года приведя Петербург и Петергоф в запустение) - длилась 3 года (1727-30). До переезда в Москву он имел дачу в Старом Петергофе, по соседству с владениями юного царя, для которого на месте нынешнего Сухого пруда по поректу военного инженера Б. Миниха была выстроена земляная крепость. Впоследствие она обветшала, и ее следы на планах XIX в отсутствуют.Далее наступает тяжелая эпоха правления Анны Ионовны (1730-40), названная "Бироновщиной". затронувший и Петергоф. В эти годы главными петергофскими архитектором стал М. Земцов с двумя помошниками - "заархитекторами" И. Бланком и И. Давыдовым. В это время были созданы 5 фонтанов Верхнего сада, какскады Золотая и Шахматная гора, обнесен первой баллюстрадой фонтан Пирамида построены служебные корпуса Монплезира, фонтан "Китовый", "Клоши", "Самсон",самсоновский водовом, кавалерские дома по Правленской улице. Будущие территории Александрии, Александрийского и Английского парка были превращены в зверинцы для императрицы - страстной охотницы.В царствование Елизаветы Петровны по проекту Б.Ф. Растрелли, был расширен Большой дворец, выстроенна монументальная ограда Верхнего сада, а к Монплезиру пристроен Елизаветинский (будущий Екатериненский Корпус).В царствование Екатиерины II по проекту Б. Фока от Марли была проведена Березовая аллея, по проекту Ю. Фельтена был устроен фонтан "Солнце", перестроена Гранильная фабрика. По замыслу Я. Алексеева была расширена Оранжерея. Были так же созданы фонтаны - шутихи "Елочки" и "Грибок". Согласно вновь введенному английскому стилю, подстрижка деревьев в парках прекратилась, были проведены новые "пейзажные" дорожки. Императрица создает себе отдельный Английский парк, с одноименным дворцом, выстроенным по проекту Д. Кваренги. Екатерина не любила Петродворец, но поддерживала его из искреннего уважения к его покойному основателю (будучи женщиной весьма умной и просвещенной, она понимала, как огромна была его роль).В царствование Павла I была расширена Марлинская аллея, фонтан "Пирамида" - окружен мраморной баллюстрадой, выстроны Террасные фонтаны, Воронихинские Колоннады, каменные Кавалерские дома, Эрмитажный каскад, каменная балюстрада Большого и Малого гротов, каменная стенка по восточной границе Нижнего парка. Павел чтил память своего покойного прадеда и любил его за его великие дела.
XIX СТОЛЕТИЕ.История Петергофа на всем протяжении XIX столетия, отмечена пышным возвеличиванием и развитием того, что было заложено прежде. Уже в 1801 году был возведен в камне ряд Кавалерских домов. В 1802 году был создан фонтан-шутиха "Дубок". В то же время, в 1817 году на целые 30 лет ослабилась деятельность Гранильной фабрики, к ней со стороны Фабричной улицы пристроили два корпуса Бумажнойго производства. К 1806 году была восоздана в бронзе свинцовая скульптура Нижнего парка. Город переступил через Санкт-Петербургский проспект, и потянулся к югу, огибая Ольгин пруд, на месте которого в ту пору было болото. Однако, еще много предстояло сделать. По описаниям современника за 1818 год, "возле самого дворца были пустыри и рощицы". Во всем городе было менее 10 каменных зданий. В маленьких, деревянных домиках селились низшие придворные чины и матросы. Первые пути к исправлению принял Александр I, приказав перестроить на казенный счет 58 наиболее уродливых зданий известным столичным зодчим - Л. Руске, В. Гесте, В. Стасову. То был 1824 год...Николай I втупил на царствование после рокового 14 декабря 1825 года, и уже на следующий год перевел зверинец в Английский парк - пустовавший удел покойной бабушки Екатерины, основав к югу от него Егерскую слободу. А на освободившемся участке учредили проект нового пейзажного парка - Александрии с летним дворцом Коттедж.В последующие годы была создана целая плеяда пейзажных парков.В 1836 году, против Александрии, был разбит Александрийский парк, как и первый, носящий имя жены императора. А два года спустя, на месте Охотного болота, появился Колонистский парк, названный в честь граничащей с ним Александровской немецкой колонии. Луговой парк, раскинувшийся от нее до Бабигона, был закончен уже после смерти Николая, в 1857 году.Эклектика проникла даже в Нижний парк, где по проекту А. И. Штакеншнейдера были созданы Львинный каскад, Фонтаны мраморных скамей, аллея фонтанов, Фонтаны "Чаши", облицованы мрамором Террасные фонтаны, Воронихины колоннады и др...Благодаря таким зодчим, как И. Шарлемань,(главный петродворцовый архитектор до 1740 года) Н. Бенуа (назначенный на этот пост уже 10 лет спустя, но начавший здесь трудиться на несколько лет рашьше) И. Штакеншнейдер, разростался и сам город, в 1849 году получивший статус уездного. За 11 лет до этого началась застройка "за гербом" - территории Среднего Петергофа, практически пустовавшая до этого времени. И все ж город оставался правинциальным, в нем преобладала частная застройка. Так, в третьей четверти XIX в, город насчитывал 387 жилых домов, домов 317 были деревянные.Эпоха Алескандра II (1855-81 г.) отмечена открытием железной дороги 21 июля 1857 года (в последствие ее продлят до Ораниенбаума), в том же году были завершен комплекс Имераторских конюшен, на гербах которых и поныне можно прочесть: "A" - Алескандр и Луговой парк. В Александрии появляется "Фермеский дворец", "Ферма", "Дом 12 пастухов" и Телеграфный домик рапботы А. Штакеншнейдера., Тв Нижнем парке по проекту Э. Гана - Банный корпус, Китайский садик, памятник Петру I (1872 год, скульптор Антакольский)... В 1864 году железную дорогу продлевают до Ораниенбаума, а 6 лет спустя, Г. Боссе возводит манеж Уланского полка. В 1872 году к петергофкому перрону приехал первый таллинский состав. Одним из последних зданий времен Александра II является богадельне в Егерской слободе, построенная в 1879 году Н. Бенуа - величайшим петродворцовским зодчим XIX столетия, проработавшим здесь не менее 30 лет.Времена Александра III дали немного - этот государь больше любил Гатчину и проводил в ней практически все лето. Однако, нельзя не вспомнить, что именно при нем, по проекту А. Томишко, была выстроена Нижняя дача в Александрии (1885 г), для наседника Николая, который, став императором, сделал для Петродворца несколько больше своего отца - в 1895 году началась постройка казарм Драгунского полка (завершены в 1902 году, тогда же когда и казармы Пехотного Каспийского полка за полотном железной дороги). В конце XIX в. к западу от Александрийского парка возникает эллктростанция, питавшая не только императорскую резиденцию, но и весь город, гараж. В 1898 году, по проекту В. Семенова, был отремонтирван дворец "Марли"..... Уже в начале XX в, возникает собор Петра и Павла (1901-05 гг., арх. Косяков), сад на разводной площади (1902), Военная школы (1914 год, арх. Ильин) Император наносил как бы, последние мазки на практически завершенную картину. И, иронией судьбы ему ж было суждено остаться последним в истории императором.... Дальше, в жизни Петергофа наступает другая эпоха...Но это уже в XX в.Третье столетие в истории Петродворца сыграло выдающуюся роль, дав городу современный облик и название. Большая его часть приходится на Советский период.Его началом следует считать 18 мая 1918 года. когда его парки превращаются в музеи. До Великой Отечественной войны в Петродворце действовало несколько десятков музеев.В течении двух с половиной лет, с 23 сентября 1941 года до 27 января 1944 года Петпродворец находился в зоне фашистской аккупации. Гитлеровские захватчики разрушили его практически о основания, вырубили больше тысячи парковых деревьев для устройства противотанковых завалов.Любимый город и его окрестности.-вид через руины Большого дворца на залив
27 января Петродворец был освобожден и получил нынешнее русскоязычное наименование. Далее начался длительный период реставрации, длившийся до 1973 года. Выдающуюся роль сыграли советские зодчие-рестовраторы Е. Казанская, А. Гессен, скульпторы В. Симонов и А. Гурджий и многие другие. Но уже 25 августа 1946 года и 14 сентября 1947 года были первые пуски фонтанов. В ходе воссоздания парков, восстанавливался и город - в 1950- е годы, по проекту А. Оля, главную улицу застроили новыми зданиями. В 1960-70-е годы город разросся чуть ли не в двое, местами достигнув полотна железной дороги.Но и сейчас идут рестоврационные работы. В 2001 году были восстановлены дворец Бельведер, звонницы церковного корпуса, в Нижнем парке собираются воссоздать Мыльню и Чайный домик, близится полное восстановление двух павильонов Колонистского парка. Очевидно, в последствие возродят Английский дворец, постройки Александрийского, Лугового парка и др.
LuiSifer
Петропавловская крепость
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.

Строительство Петропавловской крепости

С истории создания Петропавловской крепости начинается история жизни города. С 1700 года Россия вела Северную войну со Швецией, к 1703 были отвоёваны приневские земли. Для их защиты от нападения шведов здесь было необходимо закрепиться, построить новую крепость. Существовавшую ранее крепость Ниеншанц (у впадения в Неву Охты) посчитали недостаточно пригодной для защиты Невы, новое место выбрали на Заячьем острове.

На финских и шведских картах этот остров в длину 750 и в ширину 400 метров, назывался Енисаари (с финского - Заячий), либо Люст-гольм (со шведского - Весёлый). Сохранились истории о том, что когда здесь жили шведы, на острове для отдыха и развлечений был устроен сад, от чего его и назвали Весёлым. Именно отсюда просматриваются входы в рукава Невы из Финского залива, чем и можно объяснить выбор места для строительства новой крепости.

27 мая 1703 года на Заячьем острове закладывается крепость Санкт-Петербург. Нет единого мнения о том присутствовал ли при закладке крепости Пётр I или нет. С одной стороны, некоторые документы указывают на его нахождение тогда на Олонецкой верфи. С другой - столь важное событие просто не могло происходить без присутствия государя. В любом случае, этот день стал считаться днём основания города. Возглавлял строительство Александр Данилович Меншиков, ближайший помощник Петра I. Считается что чертёж этой первой земляной крепости принадлежит самому Петру I. Математический расчёт плана выполнил французский фортификатор Ламбер. Крепость строили солдаты, пленные шведы, от каждой губернии посылались крепостные. Земляная крепость была завершена 1 октября 1703 года. Отмечали это событие и в Москве, и на берегах Невы. Однако после сильного наводнения часть земляных валов была разрушена.
Практически одновременно с началом строительства крепости начинается сооружение первого храма - Петропавловского собора (проект Д. Трезини).
План каменной крепости составил немецкий архитектор Кирштейн. С 1704 года к Заячьему острову намывают дополнительное пространство, остров ушёл в Неву примерно на 30 метров. Под руководством Кирштейна началась перестройка сооружений в камень, однако в конце 1704 года архитектор уезжает из России. В 1706 году возглавляет строительство Доменико Трезини. Перестройка начинается с северной части крепости, так как она считалась самой уязвимой при атаке шведских войск. Применяется совершенно новый для России принцип сооружения фортификаций. Строятся бастионы, толщина стен которых порядка 20 метров (5-6 метров кирпичной стены снаружи и изнутри, между ними земляная засыпка с толчёным кирпичом), высота стен - 12 метров. Под стены крепости было забито порядка 40000 свай. На каждом бастионе устанавливается по 50-60 орудий. Стены между бастионами (куртины) включают казематы для содержания гарнизона. В казематах изначально планировалось хранить порох, однако из-за сырости пришлось от этого отказаться. Для поднятия пушек на стены в середине XVIII века построили аппарели. Изначально их соорудили деревянными, позже переделали в камень.
Строительство бастионов курировал Пётр I и его сподвижники. По кураторам назвали крепостные бастионы: Трубецкой, Нарышкин, Государев, Меншиков, Головкин, Зотов. При заложении Государева бастиона Пётр I присутствовал, а за строительством следили либо князь Меншиков, либо царевич Алексей. Сподвижники Петра не только следили за строительством бастионов, но и не редко поставляли строительный материал, финансировали работы.
В Петропавловской крепости были предусмотрены подземные ходы (сортии). Они служили для высадки десанта за пределы крепостных стен. В стенах крепости существуют тайные ходы, так называемые патерны. Они также служили для внезапного появления солдат в тылу врага. Выход из них был заложен одним слоем кирпича, место выхода знали только доверенные офицеры.
В 1705-1708 годах с севера от крепости возведён Кронверк - земляные валы в форме короны (отсюда название, "крон" - корона, "верк" - крепость) для защиты от возможного нападения с суши. Земляные валы срыты в 1850-х годах, на их месте построено специальное здание для размещения собрания предметов вооружения, знамён, орденов, медалей и других реликвий русской армии. Проток к северу от крепости назван Кронверкским.
Открывающие Петропавловскую крепость с востока Петровские ворота построены в 1716-1717 годах по проекту Д. Трезини.
Между Нарышкиным бастионом и Петропавловским собором расположен Комендантский дом (построен в 1743-1746 годах). Здесь жил комендант крепости, в доме были его квартира и канцелярия, велись допросы заключённых. Именно в Комендантском доме в 1826 году был оглашён приговор Верховного уголовного суда декабристам. Комендантский дом изначально был построен в один этаж, в 1892 году был надстроен второй. У восточной стены Петропавловского собора находится Комендантское кладбище. С 1720 по 1914 года здесь похоронили восемнадцать комендантов Петропавловской крепости. Рядом с Комендантским домом расположено здание Гаупвахты. В XVIII веке перед ней находилась площадь со специальным местом для наказания солдат. В 1907-1908 годах к Гауптвахте пристроили четырёхколонный портик. Слева от Петровских ворот находится инженерный дом для инженерно-строительной команды крепости, построен в 1747-1749 годах. Проект этого дома - пример типового дома для "зажиточных". По такому же проекту в городе в начале XVIII века строили общественные здания (гостиные и почтовые дворы). В конце XIX века в инженерном доме находились жилые комнаты.
Строительство Петропавловской крепости полностью завершено к 1740-му году. В 1730-х, при Анне Иоанновне, построены равелины (укрепления к востока и запада). Между равелинами и крепостными стенами прорывается ров, уровень воды в котором мог искусственно регулироваться (засыпаны в конце XIX века). Западный равелин назван Иоанновским (в честь старшего брата Петра I Ивана Алексеевича), восточный - Алексеевский (в честь отца Петра I - Алексея Михайловича). Первый мост в городе - мост между Иоанновским равелином и Троицкой площадью. По равелину назван и мост - Иоанновский. Мост этот неоднократно перестраивался, но сохранил в целом свой первоначальный облик.
В 1704 году через всю Петропавловскую крепость с востока на запад был прорыт ров, для снабжения крепости водой во время возможной её осады. В 1880-х годах ров засыпан.

Петропавловская крепость - "Русская Бастилия"

В 1731 году на Нарышкином бастионе строят Флажную башню, на которой поднимают флаг (гюйс). Этот бастион перестраивали в камень как парадный, потому именно здесь башня и появилась. А изначально флаг поднимался на Государевом бастионе, так как тот был перестроен первым. Флаг поднимался с утренней зарёй, опускался с вечерним закатом. В советское время эту традицию выполнять не стали, в 1990-е годы возродили. Пытались как и прежде флаг поднимать и опускать, но в последствии решили постоянно его держать на мачте. Именно с Нарышкина бастиона каждый день в 12 часов раздаётся пушечный выстрел - обычай отмечать полдень с 1730-х годов. Кроме как в полдень, выстрел отмечал начало и конец рабочего дня. Начало этого действия положил указ князя Меншикова. В XVIII веке далеко не все горожане имели свои часы, и время они сверяли по солнцу и колокольному звону. Время это было приблизительным, и только ровно в 12 часов с Нарышкина бастиона был слышен выстрел пушки. Постоянно стали производить выстрел в 1873 году. В городе с тех пор появилась поговорка "точно, как из пушки". В 1934 году выстрелы прекратили, возродили традицию в 1957 году. До недавнего времени пушки делали холостой выстрел в сторону Зимнего дворца. Однако по просьбе директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, они развёрнуты, сейчас смотрят в сторону Финского залива. В XIX веке на территории крепости с 11 до 12 часов дня играл оркестр. В 2005 году во флажной башне установили рояль, время от времени сюда для игры приглашают известных музыкантов.


Ботный домик построен по проекту А. Ф. Виста в 1762-1766 годах. Изначально был деревянным, впоследствии переделан в каменный. Дом построен для ботика Петра I - "Дедушки русского флота". Судно было подарено царской семье английским посольством. Его нашёл Пётр в селе Преображенском, им лично отреставрирован, в детстве Пётр плавал на нём по Яузе. Бот перевезён сюда из Москвы в 1723 году, сразу по окончании Северной войны. Специально для его встречи была построена пристань (Комендантская) и ворота (Невские). Сначала для судна был выстроен простой навес. Когда же был выстроен специальный дом для него, то оказалось что двери строения слишком узки чтоб пронести внутрь ботик. Пришлось тогда разобрать часть стены. Говорят после этого А. Ф. Виста навсегда выслали из России, помня ещё и об обвалившейся колокольне Андреевского собора его же постройки. В 1724 году Пётр I устроил морской парад, то есть показал "дедушке русского флота" весь имеющийся тогда русский флот. Подобное позже повторил Александр I. У Ботного домика стоял караул. Любой желающий мог под надзором офицера осмотреть ботик, таким образом здесь был организован первый в России мемориальный музей. Караульный офицер же был обязан рассказать посетителю о экспонате. В 1891 году на ботном домике появилась статуя Навигации работы Д. И. Иенсена. В 1940 году бот перенесён в Военно-Морской музей, открывшийся в здании Биржи, в Ботном домике находится его копия. Копию выполнили в 1996 году на Петрозаводе, новое судно участвовало в праздновании 300-летия Санкт-Петербурга.

В 1779-1785 годах северную часть Петропавловской крепости облицовывают гранитом. К этому времени левый берег Невы здесь уже был одет в гранит. По легенде, Екатерина II выглянув однажды в окно Зимнего дворца возмутилась "простецким видом" крепостных стен и тут же распорядилась привести их в соответствующий вид. Пожелание её конечно же выполнили, однако всё что невидно из кабинетов Зимнего дворца так и осталось красного цвета.


В 1784-1787 годах по проекту Львова был придан торжественный вид Невским воротам и Комендантской пристани. Именно с этой пристани узников, приговорённых к смерти, выводили из крепости и отвозили по Неве к месту казни. Под аркой Невских ворот оформлена "Летопись катастрофических наводнений". В ней отмечены наивысшие подъёмы воды в 1752, 1777, 1788, 1824, 1924 и 1975 годах.

В 1798-1806 годах по проекту А. Порто строится здания Монетного Двора. Монетный двор переведён из Москвы в Санкт-Петербург в 1724 году, до постройки специального здания монеты чеканили в помещениях Трубецкого и Нарышкина бастионов. До недавнего времени только здесь производились все металлические монеты, все ордена и медали (за исключением орденов ручной работы). С конца 1990-х годов монеты начали чеканить и в Москве.

Справа от Петровских ворот в 1801-1802 годах построен склад оружия (артиллерийский цейхгауз).

Петропавловская крепость не принимала непосредственного участия в военных действиях, так как почти сразу оказалась в центре самого города, который должна была защищать. С её стен не было сделано ни одного боевого выстрела. Впоследствии она стала использоваться в качестве главной политической тюрьмы России. Один из первых узников - царевич Алексей, сын Петра I. Здесь же находилась в заточении княжна Тараканова. В 1790-х годах в крепостной тюрьме содержался Радищев, автор произведения "Путешествие из Петербурга в Москву". Эта книга продавалась в Большом Гостином Дворе, один из экземпляров попал в руки Екатерины II, после чего она и повелела арестовать Радищева. Суд приговорил его к смертной казни, но императрица изменила приговор на ссылку. Вернуться в Санкт-Петербург Радищев смог только при Павле I. При Павле I на территории Алексеевского равелина строится тюрьма, почти без фундамента на 20 одиночных камер. Эту тюрьму охраняли 50 солдат которые не имели права покидать территорию равелина. Первыми известными узниками здесь были декабристы, братья Бестужевы. В этой тюрьме во время заключения Чернышевский написал свой роман "Что делать". В тюрьму Алексеевского равелина заключали без суда, только по решению царской власти. Самое длительное заключение в этой тюрьме - 20 лет. В 1870 году тюрьма была разобрана из-за ветхости. На её месте построено здание для администрации Петропавловской крепости.

Новое тюремное помещение организовали внутри Трубецкого бастиона. Для этого стену бастиона частично разобрали изнутри, от 20 метров оставили только 2-3. С отступом 1-1,5 метра от стены было построено 2х-этажное здание тюрьмы Трубецкого бастиона. Здесь организовали 69 одинаковых одиночных камер. В них содержали подследственных, дольше двух лет заключённые здесь не находились. По окончания следствия отсюда заключённых либо направляли на поселения или на каторгу, либо приводили в исполнение смертный приговор.

На территории Петропавловской крепости никогда не приводились в исполнение смертные приговоры. Приговор этот осуществлялся либо на плацу Семёновского полка (перед ТЮЗом), либо в Шлиссельбургской крепости.

Петропавловская крепость - один из главных музейных комплексов Санкт-Петербурга


С 1924 года крепость стала музеем. Во время Великой Отечественной войны на территории крепости стояли зенитные орудия. Шпиль Петропавловского собора был закрыт маскировочной сеткой. Попаданий снарядов в собор не было, однако пострадали стены самой крепости. В 1951-1953 годах на Иоанновском мосту установили перила и фонари в виде обелисков и пучков копий, по проекту А. Л. Ротач и П. В. Баженова. 25 декабря 1975 года к 150-летию со дня восстания декабристов у Кронверка был установлен обелиск из розового гранита. Здесь в 1825 году были казнены К. Рылеев, П. Пестель, С. Муравьёв-Апостол, М. Бестужев-Рюмин и П. Каховский.

На площади перед Гауптвахтой в 1991 году появился памятник Петру I работы Михаила Шемякина.
D_art
Сквер Победы

Сквер Степана Писахова переименован в сквер Победы. Десятилетняя история с переименованием парка на перекрестке пр. Чумбарова-Лучинского и ул. Поморской в сквер Победы пришла к справедливой развязке.


Парк, расположенный между Чумбаровкой и Поморской, изначально был связан с Победой. До войны в этом месте стояло два красивых деревянных дома. В 1942 году при первом налете фашистской авиации на Архангельск дома были разрушены бомбовым ударом. Горожане разобрали завалы и разбили сквер, назвав его сквером Победы. Поступок жителей города достоин восхищения: какой нужно обладать силой воли и как верили в Победу, чтобы в разгар войны заняться обустройством зеленого уголка - места отдыха горожан. Будет исторически справедливо, если скверу оставят первоначальное название.

Это сообщение отредактировал D_art - 29-10-2010 - 00:21
LuiSifer
Медный всадник
Любимый город и его окрестности.
Памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Памятник получил своё название благодаря знаменитой одноимённой поэме А. С. Пушкина, хотя на самом деле изготовлен из бронзы.
Конная статуя Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770. Голову Петра лепила ученица Фальконе, Мари-Анна Колло. Змею по замыслу Фальконе вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи под руководством мастера Емельяна Хайлова была закончена в 1778 году.
D_art
Памятник «Доблестным защитникам Советского Севера»

Памятник изначально был установлен на площади Профсоюзов в городе Архангельске, как дань памяти павшим и учавствовашим в боях против интервентов на севере России в годы Гражданской войны. Сейчас памятник перенесён и заново установлен на новом месте, перед архангельским Дворцом спорта Профсоюзов.



-Любимый город и его окрестности.--Любимый город и его окрестности.

5 ноября 1985 года, накануне празднования годовщины Октябрьской революции, на площади Профсоюзов в Архангельске был открыт памятник Доблестным защитникам Советского Севера 1918—1920 г.г. Авторы монумента — член-корреспондент Академии художеств СССР, лауреат Государственной премии скульптор Ю. Н. Лоховнин и заслуженный архитектор РСФСР М. В. Чернов.

14 ноября 2005 года в полдень начались работы по демонтажу памятника, с помощью двух автомобильных кранов был перенесён на сто метров, на территорию близлежащего пограничного управления. Теперь памятник находится перед Дворцом спорта, в 150 метрах от того места, где был поставлен в 1985 году, на противоположной стороне площади.

На месте прошлого расположения памятника будет построен Михаило-Архангельский кафедральный собор.

(с) Википедия
LuiSifer
Памятник Николаю I на Исаакиевской площади.
Любимый город и его окрестности.
Памятник Николаю I сооружён в 1856-1859 годах, открыт на Исаакиевской площади 25 июля 1859 года, спустя 4 года после смерти императора.

Проект памятника принадлежит Огюсту Монферрану. Конь создан по проекту Петра Карловича Клодта, уникален тем, что имеет всего две точки опоры. Живыми моделями в этой работе служили английские, по предположению, лошади Мильтон и Адмирал, но точное имя натурщика неизвестно. Скульптор изобразил императора в мундире конногвардейского полка и в каске. Бросается в глаза контраст тяжелого и помпезного постамента - и легкой, изящной статуи.

Пьедестал выполнен архитекторами Н. Ефимовым и А. Пуаро, скульпторами Р. Залеманом и Н. Рамазановым.

Многоярусный пьедестал сложен из 118 блоков финляндского и сердобольского гранита, шокшинского порфира и белого итальянского мрамора. Пьедестал украшен аллегорическими женскими фигурами Мудрости (с зеркалом), Силы (с мечом), Веры (с крестом и библией) и Правосудия (с весами), для которых, если верить легенде, позировали жена императора и три его дочери.

Горельефы на пьедестале изображают важнейшие события времени царствования Николая I: восстание декабристов (1825 г.), усмирение холерного бунта на Сенной площади (1831 г.), награждение Сперанского по поводу составления первого свода законов (1832 г.) и открытие Веребьинского моста на железной дороге Санкт-Петербург — Москва (1851 г.).

Общая высота памятника — более 16 метров, около него установлены фонари, считающиеся одними из самых красивых в городе.

Фигура скульптуры императора достаточно точно показывает характер государя. Он показан тщеславным, самодовольным человеком, пытающимся быть похожим на своего великого предка Петра I. Кроме того, этот памятник установлен на одной оси со знаменитым Медным всадником, обращён в туже сторону, их разделяет только Исаакиевский собор.
Согласно преданиям, уже на следующий день после открытия на сгибе передней правой ноги коня Николая I появилась доска с надписью: «Не догонишь». Вскоре по Петербургу пошла гулять поговорка: «Коля Петю догоняет, да Исаакий мешает» и ее более популярный вариант: «Дурак умного догоняет, да Исаакий мешает».
LuiSifer
Стерегущий
Любимый город и его окрестности.
Памятник открыт 26.4.1911 в Александровском парке (скульп. К. В. Изенберг, арх. А. И. Гоген). Во время рус.-япон. войны 26.2.1904 близ Порт-Артура миноносец "Стерегущий" вступил в неравный бой с япон. кораблями. Почти вся команда погибла, корабль был взят японцами на буксир, но вскоре от полученных повреждений затонул. По офиц. легенде, два оставшихся в живых матроса открыли кингстоны (клапаны затопления) и погибли вместе с миноносцем. Пам. представляет собой монументальный крест на гранитной глыбе. На лицевой стороне в горельефе изображены два матроса на фоне хлещущей из кингстонов воды. В 1954 на тыльной стороне монумента установлена памятная доска с изображением миноносца и списком погибших членов экипажа, в 1970 подача воды прекращена ввиду порчи памятника. В ходе реставрац. работ 1993 восстановлены утраченные детали, укреплена конструкция памятника.
LuiSifer
Церковь Всех Русских Святых.Сосново.Ленинградская овл.
Любимый город и его окрестности.
Всего фото в этом сете: 4. Нажмите для просмотра.


Дата постройки: Между 1993 и 2000.
Архитектор: Е.П. Варакин, Е.В. Ромбачев.
В этом Храме находятся такие иконы как "Песчанская икона Божией Матери" и "Живоносный источник".
D_art
Памятник Петру I в Архангельске

Памятник сооружён на инициативе архангельского губернатора Ивана Васильевича Сосновского и официально открыт в 1914 году в Петровском парке. Скульптура отлита по модели М.М.Антокольского племянником покойного скульптора в Париже в 1909 году. Является уменьшенной копией установленного в 1903 году памятника Петру I в городе Таганроге.

Постамент из серого гранита (архитектор С.А.Пец) изготовили монахи Соловецкого монастыря в каменоломнях Кондострова в Онежской губе Белого моря. На трёх гранях постамента выбиты годы посещения Петром I Архангельска (1693, 1694, 1702). Дата на лицевой стороне (1911) означает год создания памятника.

В 1920 году статуя была сброшена с постамента, а на её месте сооружён обелиск жертвам интервенции. До 1933 года статуя лежала на берегу, после чего была перемещена в фонды краеведческого музея. В 1948 году памятник воссоздан на нынешнем месте — набережной Северной Двины - историческом месте основания Архангельска.

Памятник изображён на банкнотах Банка России 500 000 рублей образца 1995 года и 500 рублей образца 1997 года и модификаций 2001 года и 2004 года (1ё фото).


Любимый город и его окрестности. Любимый город и его окрестности. Любимый город и его окрестности.

В Петергофе стоит точно такая же скульптура Петра I (на снимках 2 и 3 фото)
На пересечении Монплезирской аллеи и Марлинской перспективы в 1884 г. установлен памятник Петру I. Бронзовый Петр в мундире Преображенского полка энергично шагнул, опираясь на трость, к берегу Финского залива. В его левой руке крепко зажата подзорная труба. Взгляд Петра, вся его фигура выражают решительность полководца и государственного деятеля — преобразователя России. Памятник создан замечательным русским скульптором XIX в. М. Антокольским. В период оккупации Петергофа фашисты похитили статую и найти ее впоследствии не удалось. По авторской гипсовой модели, сохранившейся на заводе «Монументскульптура», изготовили копию и установили памятник на своем месте в 1956 г.
D_art
Архангельский литературный музей

В Архангельске действует первый на русском Севере литературный музей. Он является одним из очагов культуры Архангельской области, пропагандистом северного поморского слова. В фондах музея собрано более 50 тыс. единиц хранения, имеющих ценность для всей России. Среди них - рукописи, фотографии и другие документальные материалы, связанные с жизнью и творчеством Федора Абрамова, Бориса Шергина, Николая Рубцова, Владимира Пичутина, Константина Коничева и др. писателей. В музее действует постоянная экспозиция "Литературное поморье", ведется исследовательская работа, издаются книги. Постоянно проводятся экскурсии для посетителей всех возрастов.


Любимый город и его окрестности. Любимый город и его окрестности.

Наиболее ценные (уникальные) коллекции:
Рукопись Ф.Абрамова романа "Две зимы и три лета" - 1 шт.
Фотографии разных периодов жизни Ф.Абрамова - 32 шт.
Борис Шергин: дневники (рукописи), фотографии с годовалого возраста до старости - 17 шт.
Николай Рубцов: письма, адресованные Л.Дербиной - 2 ед.
Коллекция фотографий священников с. Суры и монахинь Сурского монастыря - 49 шт.
Семейные фотографии, документы, письма второго, третьего, четвертого, пятого поколений потомков Пушкина - 307 ед.
Изобразительная Пушкиниана - 37 шт.
Alihena
Дворцовая площадь

Дворцовая площадь возникла как часть гласиса, открытого пространства перед Адмиралтейством. С начала рождения Санкт-Петербурга здесь существовал луг, где не редко пасли скот. Называли его Адмиралтейским. Со стороны Невы земля постепенно застраивалась жилыми домами. В 1705 году на расстоянии 200 сажен от Адмиралтейства по проекту Доменико Трезини был построен дом генерал-адмирала Фёдора Матвеевича Апраксина. В 1707 году рядом поселился адмиралтейств-советник А. Кикин. В 1712 году дом Апраксина был перестроен в камне, в 1716 году здание было вновь переделано, а после приезда в Санкт-Петербург архитектора Леблона - перестроено ещё раз. В 1718 году после казни Кикина в его особняке разместили Морскую академию. В 1725 году в особняке Апраксина временно были поселены молодожёны: герцог Голштинский и дочь Петра I Анна. В 1728 году по завещанию дом Апраксина перешёл Петру II. Молодой император здесь так и не поселился, он переехал с правительством в Москву, где умер от холеры. Дом Апраксина всё это время пустовал, с 1731 гда стал перестраиваться под резиденцию Анны Иоанновны. Начинал эти работы Доменико Трезини, продолжал по желанию императрицы Ф. Б. Растрелли. Для размещения новых помещений был выкуплен соседний участок, принадлежащий Морской академии. К 1735 году здесь был построен новый Зимний дом Анны Иоанновны, главным фасадом выходящий к Адмиралтейству.
Дворцовая площадь
Зимний дворец, который существует сейчас, строился с 1754 по 1762 год по проекту Ф. Б. Растрелли. Он же составлял план примыкающей к нему площади. В одном варианте архитектор предполагал оградить её от Адмиралтейского луга монументальной оградой с тремя воротами. В другом проекте Растрелли размещал здесь круглую площадь с находящемся в центре памятником Петру I. По периметру площади предполагалось разместить галереи. В плане от 12 июля 1753 года на круглой площади планировалась лишь колоннада. В последнем варианте 1762 года здесь предполагался лишь памятник Петру I с окружающей его художественной оградой. Памятник Петру здесь так и не появился. Его отлили в 1746 году, но конная скульптура не понравилась императрице Елизавете Петровне. Спустя значительное время этот памятник был установлен напротив Михайловского замка. В 1762 году было завершено строительство Зимнего дворца. Петром III был отдан приказ приготовить здание к открытию к Пасхе. Приказ был выполнен, но луг перед дворцом остался загромождённым грудами строительного мусора. Здесь оставались избушки рабочих, шалаши, сараи, кучи битого кирпича, песка и камня. Для наискорейшего освобождения площади от всего этого мусора Петром III было принято неординарное решение. Через полицию всем петербуржцам было сообщено, что всё что находится на площади может быть забрано отсюда совершенно бесплатно. В итоге на площадь собрались тысячи горожан, с нетерпением расхватывающих остатки стройматериалов. Площадь была расчищена всего за несколько часов. Дворцовая площадь Дворцовая площадь В 1765 году в проекте Комиссии каменного строения архитектором Квасовым была обозначена южная часть Дворцовой площади. Долгое время она доставляла неудобство Екатерине II, так как сюда выходили задворки участков, дома которых главным фасадом выходили к Невскому проспекту. В 1772 году архитектор И. Старов представлял проект обрамления площади полуциркульной колоннадой с южной стороны. В 1779 году был организован архитектурный конкурс на благоустройство южной части площади. На нём победил архитектор Фельтен, по проекту которого здесь было выстроено несколько типовых домов. При императоре Павле I на рубеже XVIII и XIX веков центр города переместился к Михайловскому замку на Марсово поле. Однако после смерти Павла Дворцовая площадь снова приняла центральное значение. Император Александр I, так же как и Екатерина II, занялся благоустройством пространства близ Зимнего дворца. В 1819 году Карлу Росси поручается разработать новый проект застройки южной части площади. Основной замысел архитектурного ансамбля зодчий увидел в прославлении побед русского оружия в войне 1812 года. Дома напротив Зимнего дворца скупаются государством. В 1819-1829 годах на месте жилых домов К. Росси строит два протяжённых здания для Главного штаба и двух министерств - иностранных дел и финансов. Оба здания он объединил аркой, на которую поместились колесница Победы и фигуры войнов олицетворявшие славу России, победившей в войне 1812 года. Длина дуги здания - около 580 метров. Дворцовая площадь Дворцовая площадь 30 августа 1834 года в центре площади открыт памятник Александру I - Александровская колонна. В 1840-1843 годах на восточной части площади построено здание штаба Гвардейского корпуса (архитектор А. Брюллов). В 1846 году достраивается здание Главного штаба в сторону Невского проспекта. 2 апреля 1879 года здесь террористом Александром Соловьёвым было совершено покушение на императора Александра II. 9 января 1905 года на Дворцовой площади произошли события, вошедшие в историю страны как Кровавое Воскресенье. Перед Первой мировой войной все здания на Дворцовой площади были окрашены в красно-кирпичные цвета. События 1917 года происходили именно на таком фоне. В 1940-х годах здания снова перекрасили в присущие им светлые тона. В 1923 году площадь назвали именем М. С. Урицкого - председателя Петроградского ЧК убитого 30 августа 1918 года. Зимний дворец (Эрмитаж) Зимний дворец (Эрмитаж) Летом 1924 года на Дворцовой площади состоялась уникальная шахматная партия. Роль белых фигур исполняли моряки, чёрных - красноармейцы. Кони были настоящие. Ходы выполнялись по командам И. Рабиновича и П. Романовского, отдававших их по телефону. В 1944 году Дворцовой площади возвращено историческое название. В 1977 году площадь покрыли серыми и розовыми гранитными плитками, образовавшими "сетку" из 460 ячеек. С середины XIX века Дворцовая площадь является главной площадью Санкт-Петербурга. С советского времени каждые Новый Год, 9 мая и в День города (27 мая) здесь проводятся массовые праздничные мероприятия. С большим размахом в 2000-х годах здесь стали проводить праздник для школьных выпускников "Алые Паруса". здание Главного Штаба здание Главного Штаба 1 декабря 2007 года на Дворцовой площади начал работать коммерческий ледовый каток. Его появление здесь вызвало бурные споры в общественности. Основными аргументами противников работы катка стали: нарушение архитектурного ансамбля Дворцовой площади и невозможность подойти близко к Александровской колонне.
Gabi

Сыктывкар. Свято-Стефановский кафедральный собор.


Любимый город и его окрестности.

Стефановский собор был самым крупным зданием в дореволюционном Усть-Сысольске (нынешнем Сыктывкаре). Располагался храм в самом центре города, и в преимущество одноэтажном Усть-Сысольске был виден практически с любой точки города.

Целью постройки нового храма было не столько удовлетворение религиозных потребностей горожан (для этого было достаточно трех действующих церквей), но выражение благодарности зырян своему покровителю Стефану Пермскому, причисленному к лику святых еще в 1549 году.

В 1848 году во время посещения Усть-Сысольска епископ Вологодский и Великоустюжский Евлампий обратил внимание «отцов города» на отсутствие почестей святителю в столице зырянского края. Это замечание было воспринято как сигнал к действию, и в 1850 году Городская Дума обратилась к губернатору с предложением построить новую церковь на сбережения «благодарных зырян». Любопытен тот факт, что городское духовенство выступало против строительства новой церкви, объясняя свою позицию бедностью усть-сысольцев и ратуя за то, чтобы горожане привели в порядок уже действующие церкви. Однако, несмотря на сопротивление духовенства, в 1952 году разрешение на строительство нового храма было получено.
За первые три года строительства были возведены стены и перекрытие первого этажа, а затем работы были прекращены, в основном, по причине отсутствия денег.
В течение пяти лет о недостроенном храме никто не вспоминал, и лишь благодаря вмешательству епископа Павла в 1868 году строительство было возобновлено, однако дело по-прежнему продвигалось очень медленно и трудно. Действующим храм стал в 1883 году.

Таким образом, между этим событием и началом строительства прошло почти 40 лет. Безусловно, новый собор изменил и украсил облик города, хотя и не стал для горожан религиозным центром. Главным храмом Усть-Сысольска в то время был Троицкий.

С приходом советской власти, «жизнь» храмов Усть-Сысольска, как и многих церквей по всей России, закончилась. В 1929 году собор был закрыт, официальной версией закрытия стали «пожелания трудящихся». На первом этаже храма была размещена столовая, а на втором – клуб сезонных рабочих. В дальнейшем в здании бывшей церкви планировалось разместить Дворец труда, однако перестройка храма так и не началась, а в 1932 году было принято решении о разборке собора на кирпич.
Сначала была взорвана колокольня, а затем и весь храм был разобран на кирпичи.

Идея возведения в столице Коми нового собора, посвященного Стефану Пермскому, возникла во время празднования 600-летия со дня преставления святителя в 1993 году. 9 мая 1996 года был заложен фундамент нового собора.
В 2001 году, в дни празднования 80-летнего юбилея республики, состоялось торжественное открытие Свято-Стефановского собора и его освящение.

Часовня Новомучеников и Исповедников Российских
Часовня Новомучеников и Исповедников Российских установлена в Сыктывкаре в память жертв политических репрессий. На стенах часовни указаны названия всех населенных пунктов, где располагались лагеря на территории Коми, изображены сцены ареста, труда, расстрела репрессированных. Внутри часовни иконы и набатный колокол.©

Всего фото в этом сете: 3. Нажмите для просмотра.

Страницы: 1[2]

Болталка Северо-Запада -> Любимый город и его окрестности.





Drift Casino | Проститутки Киева | Секс | индивидуалки Москвы